«Девелопмент — это в первую очередь финансовая дисциплина»

«Девелопмент — это в первую очередь финансовая дисциплина»

Генеральный директор «РКС Девелопмент» Марина Щербакова о ситуации на региональном рынке строительства жилья после реформы отрасли, о проектном финансировании и облигациях девелоперов

Автор: Антонина Тер-Аствацатурова


С 1 июля прошлого года российские застройщики перешли на новую схему финансирования жилищныхых проектов. Теперь девелоперы могут привлекать деньги дольщиков только с применением эскроу-счетов, где средства хранятся до ввода объекта в эксплуатацию. Новые правила игры заставляют строительные компании искать альтернативные источники финансирования. Помимо банковских кредитов таким инструментом для мелких и средних застройщиков в ближайшие годы могут стать облигации. Yango.Pro поговорил с гендиректором «РКС Девелопмент» Мариной Щербаковой о том, что происходит на региональном строительном рынке, как повлияет на девелоперов ужесточение законодательства, почему компания перешла на использование проектного финансирования еще 10 лет назад и для чего теперь планирует выпускать облигации.


ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:

✔ «В отдельных городах объемы строительства сократятся на 30-40%...»

✔ «Для нас как заемщика ничего не поменялось…»

✔ «В регионах тоже есть спрос на качественное жилье…»
✔ «У нас совершенно не стандартный взгляд на стройку…»

✔ «Fee development — очень интересный бизнес…»
✔ «Облигации — более гибкий инструмент финансирования проектов…»



© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

«В отдельных городах объемы строительства сократятся на 30-40%...»

— Последний год был во многом переломным для строительной отрасли. Как вы оцениваете эти перемены: хорошо это или плохо для рынка?

— Для покупателей это, конечно, хорошо, теперь их деньги хранятся на эскроу-счетах, благодаря чему у них есть уверенность в том, что их не постигнет судьба обманутых дольщиков. Они понимают, что не потеряют свои деньги, даже в случае появления каких-то проблем у застройщика.

Sherbakova_1280.jpg
Марина Щербакова, член совета директоров, генеральный директор «РКС Девелопмент»


Что касается участников строительного рынка, то тут для всех новая ситуация выглядит по-разному. До принятия нового закона региональные застройщики в основном работали, что называется с колес: продавали квартиры по ДДУ и на эти деньги строили, не вкладывая своих собственных средств, а зачастую еще перераспределяя поступления от продаж параллельно на другие объекты. Конечно, ужесточение законодательства заставило таких игроков менять свою бизнес-модель.

Мы перешли на работу с проектным финансированием еще в 2010 году. С того момента требования к застройщикам и проектам для предоставления проектного финансирования не ужесточались, а скорее упрощались. Это было особенно ощутимо последние 6-9 месяцев. Таким образом нововведения, которые начали действовать для участников рынка в связи с вступлением в силу нового закона, для нас новыми не оказались. Новое законодательство добавило эскроу-счета, где накапливаются средства по ДДУ, а застройщик получает доступ к ним только после ввода дома в эксплуатацию.

СПРАВКА

«РКС Девелопмент» — девелопер жилой недвижимости в регионах России. Занимается возведением качественного и доступного жилья комфорт-класса с отделкой «под ключ». С момента основания общий объем ввода жилья в эксплуатацию составил почти 400 тыс. кв. м (40 жилых домов в 7 городах РФ), из которых половина площадей — в Краснодарском крае.

Согласно данным «Единого ресурса застройщиков», группа имеет наивысший рейтинг по показателю декларируемого срока ввода объектов в эксплуатацию.

С 2010 года все проекты реализуются с использованием проектного финансирования. Основной кредитор группы — Сбербанк. Общий объем одобренных кредитных линий по проектному финансированию, выданных Сбербанком РФ, составляет более 11 млрд руб.

В декабре 2019 года АКРА присвоило «РКС Девелопмент» кредитный рейтинг на уровне BB-(RU), прогноз «Стабильный»

Основными бенефициарами компании являются Игорь Сагирян (60%) и АО «НПФ «Благосостояние» (40%, владение осуществляется через ООО «РКС Холдинг»).

— Почему вы сразу пошли по пути использования проектного финансирования? Это ведь значительно дороже, чем строить по ДДУ...

— До сих пор застройщики в основном использовали бизнес-модели двух типов.

Первая модель подразумевает максимизацию выручки и минимизацию собственных средств, вложенных в проект. Такая бизнес-модель основана на бесперебойном поступлении средств от продаж за счет относительно низкой цены продажи квартир. Но эта модель и более рискованная, так как любой сбой в продажах или снижение цен зачастую приводят к остановке строительства и появлению обманутых дольщиков. При фактическом отсутствии собственных средств у застройщика, любой убыток либо относительно небольшой объем нераспроданных квартир приводят к невозможности достроить объект, кроме как за счет других проектов. Со временем это формирует пирамиду. С введением эскроу-счетов работать по такой бизнес-модели застройщики больше не смогут.

Вторая бизнес-модель подразумевает максимизацию прибыли и минимизацию рисков. Применять такой подход без привлечения проектного финансирования невозможно, так как поступления от продаж на ежемесячной основе не всегда будут перекрывать необходимые платежи (выбытия по проекту).

Проектное финансирование нам всегда давало уверенность в том, что что бы ни происходило с рынком, мы наши проекты всегда достроим

Для этого застройщику необходимо иметь бесперебойный источник ресурсов в виде проектного финансирования от банков. В этом случае временная просадка в продажах не обернется резким снижением темпов строительства. Но такой подход подразумевает вложение существенного объема собственных средств в проект, более высокую финансовую дисциплину, а также невозможность досрочного вывода собственных средств (сначала выплачивается банковский кредит).

Основное ограничение данной модели заключается в том, что она не позволяет быстро развиваться именно из-за требований по размеру собственных средств. Плюсы — это более устойчивое развитие и более низкие риски, особенно в периоды турбулентности. Именно такую модель выбрала наша компания.

Мы изначально были настроены на то, чтобы строить долгосрочный бизнес. Если ты планируешь оставаться в этом бизнесе долго, репутация очень важна. А она складывается из того, насколько качественно ты строишь и в какие сроки. Проектное финансирование нам всегда давало уверенность в том, что что бы ни происходило с рынком (а если помните в 2008-2009 гг. продажи встали практически на год), мы наши проекты всегда достроим. Поэтому мы выбрали для себя именно такую бизнес-модель и время показало, что она успешно работает.

— А что происходит у конкурентов? Какие проблемы в секторе вы сейчас видите?

— Первый и самый очевидный тренд — сокращение количества застройщиков и объемов строительства. На рынке было много компаний, которые работали только на средства ДДУ и никогда не обращались в банки. Получение проектного финансирования требует от застройщика определенных усилий и расходов, а также существенных вложений собственных средств. Речь не только о процентных расходах, но и о внутренних издержках: вам нужно содержать свою финансовую службу, согласовывать с банком огромное количество документов и так далее.

После введения новых правил игры многие региональные застройщики начинают сокращать или распродавать портфель проектов

Многие компании в принципе не могут получить проектное финансирование, а некоторые просто не хотят по новым правилам работать. Компании, способные привлечь проектное финансирование, сталкиваются с требованием к размеру собственных средств, которые они не привыкли вкладывать и не планировали инвестировать при построении своей бизнес-стратегии.

Теперь многие начинают сокращать или распродавать портфель проектов, чтобы аккумулировать собственные средства, необходимые для начала работы по проектному финансированию. Поэтому количество проектов будет сокращаться.

— А если говорить в цифрах?

— По нашим прогнозам, в отдельных городах падение объемов строительства может достигнуть 30-40% от текущих в перспективе полутора лет. Во многих городах нашего присутствия за 2019 г. выданы разрешения на строительство на объемы, которые в 5-15 раз меньше, чем годом ранее. Частично это можно списать на всплеск, связанный с попыткой застройщиков получить разрешения в 2018 г. и избежать ужесточений, но коррекция на данный всплеск даже частично не покрывает просадку 2019 г.

— В первую очередь сокращение объемов строительства коснется региональных рынков?

— Да, есть три основные преграды для индустрии при переходе на эскроу-счета и проектное финансирование. Первая — это дефицит собственных средств, так как застройщикам необходимо выполнить минимальные требования банков по вложению собственного капитала (до 15% от бюджета). Вторая проблема — кредитная история и финансовая грамотность застройщиков. Третья — маржинальность проектов. Банки не готовы финансировать низкомаржинальные проекты из-за повышенного риска дефолта в случае снижения цен или роста себестоимости.

Столицы обладают финансово развитыми рынками, которые позволяют привлечь финансирование, чтобы соблюсти требования банков. Столичные застройщики имеют возможность нанять профессиональных финансистов для переговоров с банками. При этом уровень финансового менеджмента в компаниях намного выше, чем в регионах.

Региональным застройщикам зачастую приходится решать все три проблемы сразу: собственных денег нет, как и возможности привлечь средства инвесторов, отсутствует кредитная история и финансовая грамотность, а маржинальность проектов низкая из-за ранее выбранной модели по оптимизации выручки. Это приводит к невозможности реализовывать проекты с привлечение проектного финансирования.

— Как в принципе теперь поменяется экономика этого бизнеса?

— Мне сложно говорить за всех застройщиков. Так как мы изначально работали с использованием проектного финансирования, то в себестоимость квадратного метра, который мы продаем, всегда были сразу включены процентные расходы. С введением эскроу-счетов эти процентные расходы незначительно увеличатся. Для тех региональных девелоперов, которые не закладывали в экономику такие расходы, это будет очень болезненно.

Цена продажи тоже вырастет, хоть и не сильно. Есть объективные ограничения для роста цен, связанные с покупательской способностью в том или ином регионе. Но всё же рост будет, и это даст возможность институциональным застройщикам улучшить маржинальность, успешно привлекать проектное финансирование и наращивать портфель проектов.




— Насколько вырастут цены, по вашим ожиданиям?

— Мы ожидаем рост цен на 5-10% в наших целевых регионах уже в этом году.

В целом, ближайшие год-два, на мой взгляд, будут переломными для сектора. На сегодняшний день на рынке все еще достаточно много проектов, которые были запущены ранее и продолжают достраиваться по старым правилам. А вот уже в следующем и в 2022 году будет понятно, на сколько сократится предложение жилья на рынке. Новые правила отразятся как на объемах ввода жилья, так и на количестве новых девелоперских проектов, особенно в регионах России.

«Для нас как заемщика ничего не поменялось…»

— Согласно расчетам ЦБ, на горизонте 2–3 лет объем кредитных средств, необходимых для финансирования строительной отрасли, должен вырасти до 4.5 трлн руб., а к 2024 году — до 6.4 трлн руб. Фактически это означает, что за шесть лет банки должны будут нарастить объем кредитования жилищного строительства более чем в 10 (!) раз, что сделает девелоперов крупнейшими заемщиками банков среди всех остальных отраслей экономики. Как вы считаете, банки в принципе готовы будут обеспечить такие потребности?

— До сих пор банки по сути не участвовали в финансировании отрасли, так как 90% застройщиков не использовали проектное финансирование, и денежные средства от покупателей напрямую перечислялись застройщикам.

С введением эскроу-счетов всё поменялось: теперь банки будут финансировать застройщиков и хранить средства дольщиков на специальных счетах до ввода объектов в эксплуатацию. Как правило, успешные проекты на момент ввода в эксплуатацию распроданы не менее чем на 80%. Соответственно, чистая задолженность перед банками либо минимальная, либо, как в Москве, отрицательная, с учётом высокой маржинальности столичных проектов.

Таким образом большой объем кредитов будет сбалансирован поступлениями от продаж и чистая задолженность скорее всего будет находится в пределах 10-20% от приведенной суммы. В качестве примера можно привести наш тверской проект (ЖК «Мичуринский»), в котором третья очередь строительства уже реализуется как раз с использованием эскроу-счетов. Сумма средств, привлеченная от дольщиков, в два раза перекрывает сумму выбранного кредита в рамках проектного финансирования данной очереди.

Michurinskiy.JPG
Общая продаваемая площадь проекта "Мичуринский" в Твери - более 100 тыс. кв. метров.


— Вашим ключевым кредитором является Сбербанк. Почему именно он: старые связи ключевого акционера, более конкурентные условия, что-то еще?

— Сбербанк — крупнейший банк по финансированию девелоперских проектов в регионах. До недавнего времени немногие крупные банки в принципе были готовы финансировать проекты в регионах, а небольшие кредитные организации зачастую не могли себе этого позволить с точки зрения нормативов ЦБ. Мы неоднократно получали предложения по проектному финансированию от других финансовых институтов, но их условия кредитования часто уступали условиям Сбербанка.

Для того чтобы эффективно и качественно оценивать и кредитовать застройщиков, банку нужно иметь достаточно большую команду и хорошо отлаженные процедуры. Такую команду невозможно содержать за счет нескольких проектов в год, это должен быть настоящий конвейер. Немногие банки могли себе это позволить. С недавних пор несколько банков начали активно наращивать портфель по финансированию застройщиков жилья, особенно в регионах. Это видно в том числе по рынку ипотеки. До недавнего времени доля Сбербанка на региональных ипотечных рынках достигала 70-80%, теперь она уже редко превышает 60%.

Мы работаем со Сбербанком достаточно давно, хорошо знаем его требования, много проектов сделали совместно. Нам в каком-то смысле уже проще работать именно с этим партнером. Хотя у нас есть опыт работы и с другими банками по двум нашим проектам. Но практика показывает, что Сбербанк является гораздо более надежным партнером, особенно хорошо проявилось это во время предыдущих кризисов.

Как я упоминала выше, у нас уже есть первый проект, где мы работаем по эскроу-счетам. Повторюсь, для нас как заемщика принципиально ничего не поменялось. На банки, разумеется, возросла нагрузка по контролю за застройщиками. Но нам такая система работы хорошо знакома. Наш бизнес-подход и деловая культура понятны и прозрачны для банка.

— На ближайшие годы у государства весьма большие планы в отношении сектора жилищного строительства. Согласно национальному проекту «Жилье и городская среда», за шесть лет ежегодный объем ввода жилья в России должен вырасти до исторического рекорда — 120 млн кв. м к 2024 году (+30% к 2018 году). Такие объемы жилья в стране не строились никогда. Как вы считаете, это реальная задача?

— Так как количество региональных застройщиков будет сокращаться, я даже не уверена в том, что строительные компании смогут выйти на те объемы предложения, которые сектор показывал до введения нового закона. Было бы неплохо, чтобы на рынке появлялись новые застройщики, которые могут работать в нынешних условиях. Потому что конкуренция сектору точно нужна.

— Сложно сегодня на этот рынок зайти новому игроку?

— Конечно, сложно! Чтобы работать с проектным финансированием, девелоперу нужно иметь собственный капитал. Если компания строит относительно небольшой проект площадью, скажем, 20 тыс. кв. метров жилья, то его инвестиционный бюджет составит около 1 млрд руб. Это значит, что застройщику нужно вложить в проект 150 млн собственных средств. А если вы строите проект объемом 120 тыс. кв. метров с бюджетом 6 млрд руб., то это уже почти 1 млрд руб. собственных средств. Не у всех региональных компаний есть такой капитал.

«В регионах тоже есть спрос на качественное жилье…»

— Вы называете себя мультирегиональным девелопером. Что такой формат вам дает?

— Мы изначально строили бизнес (систему управлению, систему контроля, единые стандарты работы) таким образом, чтобы можно было быстро и эффективно масштабировать модель проекта и выходить в новый регион. В Москве у нас существует управляющая компания, а в каждом регионе работают наши стопроцентные дочерние предприятия, так называемые проектные компании, которые непосредственно являются застройщиками. Таким образом мы одновременно можем развивать проекты сразу в нескольких регионах. Это дает возможность масштабировать бизнес и при этом диверсифицировать риски.

Выход на региональные рынки требует меньших капитальных затрат, участки в регионах дешевле, а среда менее конкурентная

Кроме того, все региональные рынки недвижимости имеют свои локальные особенности, их циклы не всегда совпадают. Наша бизнес-модель как раз позволяет гибко подстраиваться под эти циклы: строить там, где есть наибольший спрос, и в том объеме, в каком это надо рынку — если нужно, оперативно сокращать строительство в одном регионе и увеличивать в другом, в том числе выходя на новые привлекательные рынки.

— Региональный строительный рынок ведь изначально менее маржинальный, чем столичный. Почему вы пошли по такому пути?

— Во-первых, выход на региональные рынки требует меньших капитальных затрат, участки в регионах дешевле, а среда менее конкурентная. В результате, с учетом всех рисков и расходов, доходность проектов для девелопера в регионах может быть близка к московскому рынку. Правда, надо признать, что работа в разных регионах требует большей гибкости и концентрации в управлении, чем когда вы сфокусированы на одном рынке.

Во-вторых, в регионах тоже есть спрос на качественное жилье. Поэтому мы изначально приняли решение выходить в региональную стройку и предложить клиентам качественное жилье, причем именно в массовом сегменте. «РКС Девелопмент» строит жилье комфорт-класса с удобными планировками и с отделкой под ключ, с качественным ремонтом, который позволяет покупателю сразу въехать в квартиру.

В Москве много хороших застройщиков, которые исторически занимают крепкие позиции на этом рынке. В регионах в 2007-2008 годах (когда мы только выходили на рынок) стройкой занимались в основном небольшие региональные компании. Рынок там был еще слабо развит, менее насыщен, это открывало хорошие возможности. И мы ими правильно воспользовались.

— Как вы выбираете регионы для своего портфеля?

— У нас есть своя отработанная система отбора регионов. Конечно, мы анализируем показатели экономического развития того или иного региона, смотрим, как развит именно наш сегмент, кто там строит, что именно строится, что лучше покупается, какова в целом покупательская способность. На основании этих данных принимаем решение, интересен нам регион или нет.

Surskaya.jpg
Сейчас основные регионы присутствия группы — это Тверь, Пенза, Ханты-Мансийск, Нягань, Астрахань, Темрюк, Краснодар, Анапа, Сочи. Главные критерии выбора рынков — дефицит строящегося жилья, относительно высокие цены, платежеспособный спрос, активно растущий рынок


Не могу сказать, что мы тяготеем к какому-то конкретному региону. Изначально мы приняли для себе политику, что работаем до Урала. При выходе в новый регион необходимо собирать команду и настраивать все процессы, а это требует частых командировок. Работать с регионами, требующими длительных перелетов, достаточно затруднительно, и мы решили сконцентрироваться на более близкой Европейской части России. Но если будут какие-то интересные проекты в городах за Уралом, то тоже сегодня готовы их рассматривать. Естественно, в первую очередь смотрим на регионы, которые активно развиваются и куда люди приезжают работать: если есть приток населения, значит там есть работа, людям надо будет где-то жить и значит там будет спрос на жилье.

— А какая сейчас средняя доходность по отрасли?

— Сложно давать какие-то средние цифры по сектору в целом. Нельзя сравнивать московские проекты с региональными. Кроме того, это достаточно закрытая информация, которой застройщики не любят делиться.

rks_table1.png
Источник: данные компании


В нашем случае благодаря тщательному отбору участков, хорошо выверенному продукту, правильно выстроенным финансовым потокам и успешным продажам мы ориентируемся на доходность на уровне 30% IRR. Я считаю, что это очень хорошая доходность по индустрии.

«У нас совершенно не стандартный взгляд на стройку…»

— Если взглянуть на состав акционеров и менеджмент группы, то окажется, что у вас не совсем обычная строительная компания, потому что она основана финансистами. Это вообще не очень типично для строительного сектора. Вам это помогает в бизнесе?

— Все же мы — девелоперская, а не строительная компания. Девелопмент — это в первую очередь финансовая дисциплина и точность прогнозирования. Учитывая волатильность нашей индустрии и экономики в целом, выживает тот, кто лучше умеет прогнозировать, заранее выявлять надвигающиеся проблемы и находить для них решения. Финансовая модель — это не просто красивый документ, это управленческий инструмент, который отражает положение дел не сегодня, а на горизонте нескольких лет. На основании него и благодаря ему мы продолжаем успешно развиваться, в то время как многие компании, которые нам когда-то ставили в пример, уже канули в лету.

Мы не строители, мы — девелоперы. Мы строим бизнес.

Безусловно, не имея качественной экспертизы в продукте, строительстве, продажах и маркетинге, далеко не уедешь, но именно финансы позволяют оцифровывать последствия тех или иных решений и эффективно управлять бизнесом.

— Неужели отсутствие строительного бэкграунда совсем не создает сложностей?

— Мне кажется, нам это даже на пользу. Благодаря этому у нас совершенно не стандартный взгляд на стройку. Потому что специалистов в строительстве можно нанять, а научить правильно организовывать процесс, отслеживать четко бюджеты, это, наверное, не каждый строитель может. И это в принципе до сих пор огромная проблема для сектора. Мы встречались со многими региональными застройщиками, когда обсуждали различные проекты. Представьте, вы спрашиваете владельца строительной компании: «Какая у вас себестоимость, какая прибыль?». А он отвечает: «Ну, вот до четвертого этажа себестоимость, а дальше — прибыль...».

Поэтому, да — мы не строители, мы — девелоперы. Мы строим бизнес. Тщательно выбираем регион, отбираем земельный участок и затем создаем продукт с учетом особенностей конкретного региона: обязательно утверждаем вместе с продавцами на местах планировки, которые мы будем делать, оборудование в квартирах, которое будем предлагать. Потому что у нас хоть и одна страна, но регионы очень разные и предпочтения потребителей в каждом и них сильно отличаются. Мы очень серьезно к этому относимся, обязательно изучаем каждый рынок, смотрим, какое предложение на нем есть, что лучше продается и что нового мы можем на этом рынке покупателю предложить.

«Fee development — очень интересный бизнес…»

— Вы уже сказали, что из-за смены правил игры слабые компании будут уходить с рынка. У вас нет желания этой ситуацией воспользоваться, например, через покупку отдельных региональных игроков?

— Нет, развивать M&A-активность мы не планируем. Но, разумеется, в сложившейся на рынке ситуации мы видим для себя возможность развиваться и существенно нарастить количество проектов в нашем портфеле. Изменения в 218-ФЗ приведут к сокращению числа застройщиков, это снизит конкуренцию и цены на приобретение земельных участков.

Кроме того, мы ведь выступаем не только как самостоятельные девелоперы. Еще одно направление нашей деятельности — это fee development — то есть предоставление услуг по девелопменту для сторонних проектов за вознаграждение. В этом случае наша компания реализует проект, но мы не являемся его собственником. К нам обращается владелец земельного участка, и мы готовим для него концепцию, привлекаем финансирование, управляем строительством и продажами проекта.

Holiday.jpg
Holiday House в Анапе - один из проектов группы, где "РКС Девелопмент" выступает в качестве fee-девелопера 


— А как решается вопрос с проектным финансированием в такой схеме?

— В этом случаем мы становимся техническим заказчиком проекта. И банк рассматривает нас как профессионального игрока с определенной репутацией на этом рынке, с которым можно обсуждать финансирование.

— Сколько у вас в портфеле сейчас сторонних проектов, где вы работаете за комиссию?

— Речь идет о проектах общей площадью около 140 000 кв. метров.

— Что интереснее с точки зрения рентабельности — реализация собственных проектов или работа в рамках fee development?

— С точки зрения маржинальности, конечно, нам интереснее делать собственные проекты. Но и fee development — тоже очень интересный бизнес, тем более, что он не отличается от нашей основной деятельности. В Москве это уже достаточно распространенная практика. Для регионов — скорее новый вид партнерства. Поэтому тут наша задача — показать и объяснить, как это работает.

— Согласно отчетности, 2018 год компания закончила с прибылью, а вот в 2017 году показала убыток. Почему?

— Дело в том, что раньше по международным стандартам учета прибыль в отчетности можно было признать только после ввода домов в эксплуатацию. Поменялись стандарты, теперь мы прибыль признаем по мере продаж и можем ее сразу показывать, даже если проект не введен в эксплуатацию полностью.

«Облигации — более гибкий инструмент финансирования проектов…»

— Какие у вас планы в отношении рынка облигаций? Вы собираетесь опираться именно на публичное финансирование?

— Мы рассматриваем рынок облигаций как более гибкий и оперативный инструмент финансирования проектов. Кроме того, размещение облигаций позволит нам получить опыт работы с инвесторами, что будет очень полезно в процессе подготовки к IPO. Мы планируем начать с дебютного выпуска облигаций на 500 млн руб., а дальше посмотрим. Основным источником финансирования проектов компании останется проектное финансирование.

Мы дебютируем на публичном рынке с облигациями. А следующий логичный этап — IPO

Наверное, вариант, при котором облигации выступают как стопроцентная альтернатива проектному финансированию, тоже может работать. Но мы для себя такой сценарий не рассматривали.

— Что бы вы посоветовали начинающему инвестору, который рассматривает покупку облигаций девелоперской компании: как анализировать бизнес девелопера, на что обращать внимание в первую очередь?

— Во-первых, я бы посоветовала обратить внимание на банковскую репутацию компании: кто ее ключевые кредиторы, работает ли компания по проектному финансированию, как долго, какова кредитная история девелопера, насколько добросовестно он выполняет свои финансовые обязательства.

Второй важный критерий — соблюдение сроков сдачи объектов. Очень важно, насколько добросовестно компания относится к соблюдению сроков сдачи объектов в эксплуатацию. Это фактор, который очень сильно влияет на экономику бизнеса девелопера, а значит, на его финансовые результаты и в конечном счете на способность исполнять взятые на себя обязательства перед кредиторами и инвесторами.

— Один из акционеров компании — НПФ «Благосостояние». Какие у него планы в отношении этого бизнеса: планирует ли он инвестировать в развитие компании или на горизонте нескольких лет будет искать покупателя на свой пакет?

— Нам сложно комментировать планы акционеров. Насколько мы знаем, акционер доволен результатами деятельности компании.

— Ранее компания объявляла, что планирует выход на IPO в 2024 году. Почему именно через четыре года? И в каком состоянии вы хотели бы видеть компанию к публичному размещению акций?

— К 2024 году мы достаточно серьезно нарастим наш портфель проектов. В этом году мы дебютируем на публичном рынке с облигациями. А следующий логичный этап — IPO. Это способ привлечения капитала в компанию для дальнейшего развития.

НАВЕРХ


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

✔ Квадратный метр инвестиций

✔ Как быстро оформить вычет по ИИС

КОММЕНТАРИИ