Джи-групп: как казанский девелопер покоряет рынок облигаций | Yango.Инвестиции

Джи-групп: как казанский девелопер покоряет рынок облигаций

Региональный девелопер «Джи-групп» — один из самых интересных эмитентов строительных облигаций на российском рынке. Почему компании удается быть прибыльнее многих конкурентов и как она собирается войти в топ-10 девелоперов России

Автор: Yango.Инвестиции


 

Казанский девелопер «Джи-групп» — самый крупный застройщик на рынке Поволжья. Последние четыре года компания держится в лидерах по объемам ввода жилья в домашнем регионе. С 2014 года «Джи-групп» активно занимается региональной экспансией и рассчитывает до 2025 года войти в топ-10 девелоперов России по показателям выручки и объема ввода жилья.

В прошлом году компания впервые разместила облигации для российских инвесторов, а сейчас регистрирует новую облигационную программу на 50 млрд руб. Yango расспросил гендиректора «Джи-групп» Линара Халитова, за счет чего региональному застройщику удается показывать высокие для сектора показатели рентабельности, что даст компании выход на рынки Петербурга и Москвы и на что «Джи-групп» в перспективе планирует потратить деньги от размещения новых облигаций.


ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:
 

✔ О ситуации в строительном секторе
✔ О переходе на счета эскроу
✔ О спросе и предложении на рынке жилья
✔ О ситуации с земельным банком
✔ О региональной экспансии
✔ О планах по объемам ввода жилья
✔ О конкурентных преимуществах
✔ О стратегии на рынке коммерческой недвижимости
✔ О долговой нагрузке и облигациях


© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

О ситуации в строительном секторе

— Как сейчас складывается ситуация в строительной отрасли? Как региональные девелоперы пережили первую и вторую волну пандемии? Что происходит с платежеспособным спросом?

— Ситуация в регионах не сильно отличается от Москвы и Петербурга. В марте прошлого года, когда началась пандемия, произошел резкий всплеск продаж. Объяснение простое — в условиях неопределенности люди всегда начинают покупать недвижимость. Только за март мы продали жилья больше, чем за январь и февраль, вместе взятые. В апреле-мае был логичный откат, но потом активность вернулась. Запустилась субсидированная ипотека, которая еще сильнее поддержала спрос. В итоге в 2020 году продажи оказались лучше, чем в 2019-м.

Линар Халитов Джи-групп
 
Линар Халитов, гендиректор Джи-групп
 

Честно говоря, мы ожидали худшего сценария. Но если сравнивать прошлый год с кризисом 2014–2015 годов, то оказалось, что опасений было больше, чем реальных трудностей. Конечно, пришлось оперативно решать, как вести строительство в условиях действующих ограничений: поставки закрылись, трудовые мигранты уехали, местные рабочие боялись выйти на производство. При этом с точки зрения спроса кризиса мы не испытывали: перешли на новые методы продаж, консультаций, очень активно продавали онлайн.

Повторю, значительно более сложным для индустрии был кризис 2014–2015 годов и переход на эскроу-счета в 2019 году.

— Ландшафт строительного рынка как-то поменялся за последний год? Произошло ли сокращение числа региональных игроков?

— Мы работаем в Башкортостане, Самарской области и Татарстане. В этих регионах за последний год ничего не изменилось. Те, кто выжил в прошлый кризис, продолжают бизнес и сегодня. Сейчас уже почти все научились работать с эскроу-счетами и проектными кредитами. Даже если продажи останавливаются, банк продолжает финансировать стройку. Это снижает волатильность, связанную с денежным потоком от продаж, от чего раньше застройщики очень сильно зависели.

С точки зрения покупателей, рисков тоже меньше. В худшем случае, если застройщик обанкротится, покупателю вернут деньги. Это несомненный плюс, потому что люди перестали боятся покупать жилье. А выпадающие месяцы, связанные, например, с сезонным снижением продаж, уже не оказывают на бизнес сильного влияния.

 

О компании

АО «Джи-групп» — девелоперская компания, которая занимается строительством жилой недвижимости под брендом «Унистрой» и коммерческой недвижимости с последующей сдачей в аренду под брендом UD Group. Работает на рынке с 1996 года.

В настоящее время реализует 11 девелоперских проектов в трех регионах РФ — Татарстане, Башкортостане и Самарской области (доля крупнейшего проекта, ЖК «АртСити», составляла около 25% в структуре продаж по итогам 2020 года).

Объем текущего строительства — 223 тыс. кв. метров. Объем продаж жилья по итогам 1-го квартала 2021 года достиг 2.7 млрд рублей.

По данным МСФО отчетности, активы АО «Джи-групп» на 31.12.2020 составляли 39 млрд руб., капитал — 18.4 млрд руб. Выручка по итогам 2020 года составила 18.2 млрд руб., чистая прибыль — 5 млрд руб.

 
 

О переходе на счета эскроу

— Как реформа строительной отрасли, связанная с переходом на проектное финансирование и счета эскроу в 2019 году, повлияла на ваш бизнес?

— В целом нам было, наверное, чуть легче, чем остальным. Проектные кредиты компания получала еще в 2015 году. Мы точно были одними из первых в России, кто открыл продажи через эскроу-счета, — за полтора года до того, как их использование стало обязательным. В октябре 2018 года мы начали такой проект со Сбербанком и в начале 2020 года сдали дом, построенный по новой схеме.

Для нас это был очень полезный опыт. Мы смогли отстроить многие процессы взаимодействия с банком. К примеру, неожиданностью стало то, что, после того как дом достроен, нужно потратить еще несколько месяцев, для того чтобы деньги вернули застройщику. Этого, кстати, не ожидал никто, в том числе и законодатель.

К слову сказать, президент Татарстана возглавляет рабочую группу по жилищному строительству при Госсовете РФ. И поскольку компания по факту стала одним из федеральных «пилотов» по переходу на эскроу-счета, мы формировали свои замечания и комментарии для президента республики, а он, как глава рабочей группы, внедрял это в федеральное законодательство. Например, один из важных моментов, которые мы совместно смогли поменять, — это критерии раскрытия эскроу-счетов. Раньше строительство считалось завершенным после первого оформления права собственности дольщика. Это определенный временной лаг, потому что нужно поставить дом на кадастровый учет, присвоить адрес и так далее. Сейчас завершением строительства считается получение разрешения на ввод. Таким образом сейчас раскрытие эскроу и передача застройщику денег за дом происходит на два месяца быстрее, чем раньше. Так что мы в какой-то степени посодействовали коллегам по рынку.

О спросе и предложении на рынке жилья

— Льготная ипотека очень сильно поддержала застройщиков в пандемию и вызвала бум на ипотечном рынке. Как вы считаете, обновление условий программы, в частности повышение ставки с 6.5% до 7% и ограничение максимальной суммы кредита до 3 млн руб., «охладит» ажиотажный спрос россиян на недвижимость?

— Во-первых, 7% годовых — это все еще сильно доступнее, чем до пандемии, когда ставки могли доходить до 10–12%.

Кроме того, мы как застройщик можем сами субсидировать часть ставки, договариваясь с банками. «Джи-групп» таким образом экспериментировала еще в 2015 году. После кризиса 2014 года был спад продаж, и это сильно помогло нам оживить рынок.

Поэтому кардинального падения спроса из-за изменения условий льготной ипотеки мы не ожидаем. Да, спад будет, но несущественный.

— По итогам первого квартала вы отчитались о том, что средняя цена квадрата выросла почти на 10%. Какой динамики цен ожидаете в дальнейшем?

— Прежде всего, есть базовая инфляция. У нас как у застройщика постоянно увеличиваются затраты — растет в стоимости металл, цена рабочей силы и так далее. Исходя из этого обычно планируется рост цен на 7–10% в год. С учетом особенностей прошлого года этот рост был опережающий. Сейчас ситуация стабилизируется, и мы ожидаем темпы роста 10–12% в год. То есть индексация составит до 1% в месяц.

При этом мы считаем, что рост цен во многом был связан даже не с запуском льготной ипотеки, а с объемом предложения на рынке. В 2018–2019 годах из-за неопределенности, связанной с новыми правилами игры, многие застройщики затормозили вывод новых объектов. Предложение жилья не росло. Добавьте к этому административные проблемы в регионах. Строить становится все сложнее, предложение снижается, а спрос растет. Эффект роста цен был связан именно с отсутствием предложения.

Возьмите, к примеру, наш домашний регион Казань: как только у кого-то из крупных застройщиков не выходит по плану в продажу крупный объект, квартиры заканчиваются. Люди готовы покупать, а квартир нет.

— Почему такой дефицит возник?

— В 2018–2019 годах многие застройщики испугались смены правил игры и резко снизили активность. А подготовка к началу строительства занимает от полутора до трех лет. Сейчас мы как раз ловим эту волну спада.

Добавьте к этому такой фактор, как уход с рынка компаний, которые не умеют работать с проектным финансированием. Да и в принципе земли в городах заканчиваются. Раньше можно было купить большой участок и комплексно его осваивать. Сейчас это больше точечная застройка. А значит, рядом уже есть дома и нужно проводить публичные слушания с участием жителей, которые не особо ждут новых соседей. То есть процесс получения разрешений удлиняется, что тоже сказывается на количестве предложения жилья.

О ситуации с земельным банком

— В отличие от многих российских девелоперов, вы в прошлом году активно наращивали свой земельный банк. Так основательно вложиться в землю — была сознательная стратегия?

— Земля — основной ресурс девелопера. Если у тебя нет земли сегодня, то через год-другой не будет вообще никаких продаж.

Приведу пример. У нас есть большой участок в Курортном районе Санкт-Петербурга. Начав там застройку, мы можем уверенно его осваивать ближайшие десять лет. Но надо понимать, что есть еще такое понятие, как коэффициент поглощения. В этой локации люди не готовы будут покупать больше определенного объема жилья в год. Поэтому даже если у тебя есть один большой участок земли, это не сильно добавляет к твоей выручке. Нужно вложиться не в один, а в несколько участков. И в каждой локации ты сможешь продавать определенный объем.

В прошлом году у нас действительно прошло несколько земельных сделок: мы купили крупный участок под жилищную застройку в Казани. Эту землю мы пытались приобрести с 2015 года. У нас ушло около 6 лет, чтобы договориться с продавцом. Кроме того, мы приобрели здесь же, в Казани, бывшую промплощадку, а также участки в Уфе и Тольятти.

Сейчас у компании сформирован хороший земельный банк, но планов по покупке новых земель мы для себя не отменяем. Процесс покупки земли довольно долгий и волатильный. Ежегодно мы рассматриваем около сотни участков. Есть приоритетные регионы, где мы в первую очередь хотим расширяться. В Казани у нас хороший запас земли, поэтому в ближайшие годы ничего крупного здесь мы приобретать не планируем. Другие регионы продолжаем рассматривать. Для покупки земли используем разные источники финансирования — это могут быть и облигации, и бридж-кредиты банков. Есть участки, которые компания приобретает просто в рассрочку.

— Почему не всегда кредитуетесь?

— Это вопрос возможностей. Просто так под землю, без разрешительной документации, банки неохотно дают кредиты. Кроме того, если земля продается с торгов или аукциона, у тебя есть всего 30 дней, чтобы провести оплату. А за месяц оформить кредит в федеральных банках не всегда бывает просто. Поэтому мы стараемся задействовать разные инструменты расчетов.

Сейчас, кстати, стало легче вести переговоры. Продавцы понимают, что из-за введения новых правил игры и перехода на счета эскроу «живых» денег у застройщиков, как правило, нет. Поэтому они готовы обсуждать участие в прибыли, отсрочки, рассрочки и прочие схемы.

О региональной экспансии

— Планы «Джи-групп» по региональной экспансии предусматривают выход на рынки Нижнего Новгорода и Екатеринбурга в течение ближайших трех лет. Как вы в принципе подходите к выбору регионов? Где вам комфортнее работать как застройщику, какие условия вам для этого нужны?

— Мы еще в 2015 году провели анализ российских регионов. Смотрели в первую очередь на экономику, количество предприятий, демографию, сферу образования. Например, Казань — это город, куда приезжает много молодежи. Условно каждый десятый в городе — это студент. Они приезжают сюда учиться, а потом остаются жить и работать. Это вопрос демографического притока, и этот фактор важен для девелоперского бизнеса, потому что именно он и формирует спрос.

Безусловно, мы смотрим на конкуренцию, на цены, насколько в регионе понятные и прозрачные правила работы для бизнеса.

Кроме того, важный критерий — насколько логистически доступен интересный для нас регион. Гипотетически Хабаровск может быть интересен, но с точки зрения логистики это слишком далеко, и мы туда идти не готовы.

В целом это очень динамический процесс. Раз в год мы обновляем для себя показатели по всем регионам, смотрим, как меняется ситуация. Например, сейчас кроме Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и Екатеринбурга мы видим хороший потенциал в Перми. А вот Самара, где мы исторически присутствовали, временно выключена из планов развития, потому что там есть проблемы с предложением земли.

— Вы уже упоминали административные проблемы — договариваться с властями, выходя в новый регион, сегодня действительно стало сложнее?

— Знаете, проблема в том, что у нас Градостроительный кодекс один, а локальные требования разные. Например, большинство регионов объединяют жесткие нормативы по социальной инфраструктуре. Но при этом для всех городов они разные: в Казани одни, в Екатеринбурге другие, в Питере — третьи. Где-то можно отклоняться от социальных нормативов, где-то нельзя. Где-то в градостроительных комиссиях участвует мэр, где-то губернатор. Где-то нужны публичные слушания, а где-то — нет. И что еще сложнее, процессы получения разрешений на строительство в каждом регионе тоже разные.

Кроме того, растет активность граждан. И это хорошо, что люди начинают задумываться о том, что строится вокруг. Они начинают больше требовать в плане дорог, детских садов, больниц, школ. Все это нужно учитывать, и поэтому процесс получения разрешительной документации удлиняется.

— На какой стадии реализации сейчас ваши планы по выходу на рынок Москвы?

— Как я уже говорил, в каждом регионе свои правила, и Москва в этом отношении нам дала хороший урок. По документам участок, который мы приобрели, застраивать можно. Однако у правительства города свое видение, как и когда будет развиваться эта территория. Мы понимаем и принимаем эти правила. Параллельно ищем новые участки, поскольку от планов строить в Москве не отказываемся.

На самом деле нам как региональному застройщику, с эффектом низкой базы, гораздо проще зайти на рынок Москвы, чем крупному московскому девелоперу выйти, скажем на рынок Казани. Наши затраты на экспансию будут сопоставимы, а вот «выхлоп» от региона для крупного столичного игрока, у которого 99% выручки формирует московский рынок, будет незначительный. Плюс у нас уже есть позитивный опыт выхода в другие регионы. Мы этот путь уже прошли. А застройщикам, которые крепко привязаны к своему домашнему рынку, очень сложно заставить себя думать о том, что нужно подстраиваться под особенности другого региона.

Поэтому мы будем продолжать делать упор на регионы, но обязательно добавим в свой портфель московские и питерские проекты. Кроме всего прочего это позволит нам повысить узнаваемость бренда и даст новые возможности.


 
 

О планах по объемам ввода жилья

— По итогам 1-го квартала 2021 года у «Джи-групп» в работе было 11 девелоперских проектов. Каких показателей по объемам ввода жилья и объемам продаж вы ждете по итогам года? Насколько рассчитываете вырасти по отношению к прошлому году?

— В 2020 году мы ввели около 190 тыс. квадратных метров жилья. В 2021 году ожидаемый объем ввода — 200–250 тыс. кв. метров. В принципе наш средний показатель годового ввода — 200 тыс. квадратов. Достичь более существенного роста в текущих регионах присутствия группы мы уже не сможем.

Для того чтобы расти дальше, нужно выходить на новые рынки. Если мы запустим проекты в Питере в этом году, то в 2022-м объем ввода должен составить уже более 320 тыс. квадратов. Это отразится и на показателях выручки: при запуске питерского проекта в 2022 году мы рассчитываем выйти на цифру более 40 млрд руб. Это позволит нам уверенно войти в топ-10 застройщиков России по показателям выручки и объема ввода жилья.

— Есть ощущение, что у «Джи-групп» все же достаточно консервативные планы по объемам ввода. Почему тут вы придерживаетесь осторожного подхода?

— Идея в том, чтобы получать прибыль, а не гнаться за объемами. Вы можете вводить большие объемы, но зарабатывать столько же. При этом риски существенно возрастают. Чем больше у тебя объектов одновременно в стройке, тем больше обязательства перед дольщиками.

Пришел коронавирус — перед всеми застройщиками встал вопрос, как все стройки заполнить рабочими, как везде обеспечить безопасность. Было бы у нас в два раза больше объектов, отрицательное влияние на прибыль оказалось бы сильнее.

Мы стараемся быть гибкими и эффективными. Например, у нас нет своих кранов, автопарка, каменщиков и так далее. Мы занимаемся чистым девелопментом — покупка земли, подготовка проекта, реализация, управление. Но техника, рабочие на стройках — это все аутсорсинговая история. С одной стороны, это чуть дороже, чем делать все самим. С другой — в кризисные периоды, как было в 2020 году, мы не должны думать о том, чем занять 10 тыс. человек.

О конкурентных преимуществах

— Региональные строительные рынки, как правило, отличаются более низкой маржинальностью, но, несмотря на это, у компании хорошие показатели рентабельности. За счет чего вам удается этого достигать?

— Как я уже говорил, наша главная идея заключается в том, что мы не стараемся расти любой ценой. Мы можем продавать определенный объем по определенным ценам, с определенной премией к рынку, и мы его продаем.

Кроме того, мы все время стараемся поднимать планку продукта, повышать его качество и потребительские свойства. За счет этого растет интерес покупателей. Это позволяет сохранять конкурентные преимущества и премию к рынку. Например, в Уфе наш первый ЖК «Венский лес» мы продавали дороже, чем сопоставимые с нами конкуренты, примерно на 10–15%. В Тольятти эта премия составляет уже около 20%.

— Вот вы говорите, что поднимаете планку продукта: как именно это выглядит для рядового покупателя?

— Тут надо, конечно, сразу отделить Москву с Питером от региональных рынков. К примеру, для регионов еще в 2015 году вход в подъезд жилого дома на уровне земли, без всяких пандусов, ступенек и приступочек, был чем-то уникальным. Сначала это появилось у одного застройщика, следом начали повторять все остальные.

Потом начали развиваться стандарты благоустройства дворов: на смену «советским детским площадкам» пришли нормальные МАФы (малые архитектурные формы) для детских игровых зон.

Следующий этап — озеленение, когда вы засаживаете придомовую территорию не маленькими саженцами высотою метр и без листьев, а нормальными, крупномерными деревьями.

Плюс современные фасады, более комфортные места общего пользования, всякие мелочи типа самоткрывающихся дверей в подъезд, face ID на домофонах, пеленальных столиков в колясочных или квартиры на первых этажах с отдельным входом и собственной террасой.

Как строит Джи-групп
 
Фото компании
 

Если вы первыми делаете нечто подобное в регионах, это производит «вау-эффект» на потребителя. И пока другие застройщики это повторят, может пройти год-два. А мы в это время запускаем еще какую-нибудь новинку, которая снова будет отличать нас от конкурентов.

О стратегии на рынке коммерческой недвижимости

— Доля коммерческой недвижимости в выручке компании сейчас не более 8%. Это направление в принципе будет расти?

— Стратегически коммерция идет следом за жилой недвижимостью, и мы продолжаем это направление развивать. До пандемии коммерческая недвижимость считалась менее рискованным бизнесом, потому что это аренда, стабильные повторяющиеся потоки. С точки зрения общего риск-профиля коммерция должна была уравновешивать более рисковый блок жилой недвижимости. Но в пандемию все сложилось ровно наоборот. В коронакризис на рынок жилья пришла субсидированная ипотека, а коммерческие объекты закрылись.

В 2020 году компания как раз запустила крупный торговый центр в Казани — ТЦ KazanMall. Открытие мы планировали летом, но попали на коронавирус, локдаун, смену арендаторов и так далее. Тем не менее всё пережили и сумели открыться в конце осени. Но если бы у нас был не один такой торговый комплекс, а пять, наверное, все было бы гораздо сложнее.

ТЦ KazanMall
 
Фото компании
 

Мы планируем поддерживать долю коммерческой недвижимости на уровне 10% от выручки. На самом деле это рост, потому что жилье растет, а значит, коммерция в абсолюте тоже растет. Почему 10%? Потому что коммерческая недвижимость — это очень капиталоемкий бизнес. Когда ты строишь крупный торговый центр, то сначала закапываешь кучу денег в землю, возводишь объект года два-три, потом в течение следующих 7–10 лет отбиваешь свои вложения. Риск совсем другой, чем в жилищном строительстве. Можно начать строить два коммерческих объекта и даже с долей выручки в 10% сильно нагружать жилое направление. Поэтому мы это направление растим неспешно, чтобы не тормозить основной бизнес и не мешать запуску жилищных проектов в новых регионах.

Сегодня мы всё чаще смотрим на коммерческую недвижимость в синергии с жильем, так как это повышает ценность квадратного метра для жителей. Одно дело просто жилой комплекс, другое дело — комплекс, где есть также офисы, какой-то коворкинг, магазины, которые нужны людям, фитнес-центры, салоны красоты и так далее.

— Сейчас многие российские застройщики развивают в качестве одного из направлений бизнеса fee-девелопмент. Вам как девелоперу со стажем это интересно?

— Пока мы строим сами для себя. Для нас актуальнее различные формы партнерства с владельцами земли. В этом случае мы заходим в проект знаниями, брендом, процессами, затратами на запуск. А владелец земли участвует в проекте своим объектом. В конце делим доходы. В такой схеме мы не рискуем капиталом с точки зрения вложений в земельный участок, но делимся прибылью с продавцом земли.

О долговой нагрузке и облигациях

— У «Джи-групп» вполне комфортный уровень долговой нагрузки. Как будет меняться долг в ближайшие годы, планируете ли вы его значительно наращивать?

— Сейчас показатель долг/EBITDA у компании находится на уровне около 1.7х, при том, что мы завершили проект строительства торгового центра в Казани. На этот объект приходится больше половины всего кредитного портфеля группы. В ближайшее время мы не планируем начинать капиталоемкое строительство новых коммерческих объектов. Поэтому скорее всего уровень долга будет продолжать снижаться. Наш таргет по показателю долг/EBITDA — не выше 2.2х. При этом ниже 1х мы тоже уходить не хотим. Комфортный диапазон — от 1х до 2.2х EBITDA. В этих рамках и будем держаться.

Естественно, какая-то временная волатильность тут возможна. Если мы, условно, 31 декабря купим какой-то земельный участок, то можем в этот момент пробить уровень по долгу/EBITDA, потому что доходов от проекта еще нет, а долг уже появился. Кроме того, мы рассматриваем не только возможность покупки земли, но и M&A-сделки по приобретению бизнесов и команд других девелоперов. Есть много региональных застройщиков, у которых имеется земельный банк, но не хватает финансовых ресурсов. В этом случае мы можем купить застройщика, его EBITDA к нам придет позже, а долг появится сразу. Поэтому сильно наращивать долг мы не хотим, но, возможно, из-за каких-то крупных сделок в краткосрочной перспективе придется временно увеличивать левередж. Пока держимся в целевых показателях.

— В прошлом году «Джи-групп» дебютировала на рынке облигаций и привлекла у инвесторов 1 млрд руб. На что вы потратили эти деньги и для чего теперь регистрируете новую облигационную программу?

— Часть средств от первого выпуска мы направили на покупку земель и запуск новых проектов. Благодаря облигациям компания также смогла частично рефинансировать дорогой банковский кредит, который ранее привлекался под покупку земель. Кроме того, весь прошлый год в ситуации неопределенности у нас была хорошая подушка безопасности, которая позволяла нам не бояться заходить в новые сделки, зная, что мы сможем заплатить.

Средства от предстоящего нового выпуска планируется направить на запуск проекта в Питере. Речь идет про город-парк Лисино в Сестрорецке. Площадь проекта — более 100 гектаров, он рассчитан на 57 домов и 13 тыс. жителей. На начальном этапе нужны средства на подготовку площадки, дорог, сетей и прочего.

Другой крупный проект, который также требует вложений, — ЖК «Махаон», расположенный в районе казанского аэропорта. В будущем это будет мини-город, но пока там нет ничего, кроме дороги. Это тоже большие инвестиции в сети, коммуникации и так далее.

Часть денег от нового размещения, так же как в случае с первым выпуском, мы хотим зарезервировать на покупку земли. Как правило, на сделки в недвижимости надо выходить быстро, и за счет свободных средств у нас появляется возможность купить интересные объекты по более выгодной цене.

 

Как инвестировать в облигации
через Yango?


 

Скачайте приложение Yango на смартфон, зайдите в раздел «Идеи» и выберите подходящие бумаги.

Каждый месяц наши эксперты предлагают новые интересные инвестиционные идеи в облигациях, с доходностью от 6 до 15% годовых и разными сроками погашения.

Проценты по облигациям начисляются каждый день с момента покупки. Облигацию можно продать по рыночной цене в любой момент, накопленные проценты остаются у вас.

 

Получайте проценты с приложением Yango!

 
Приложение Yango.ИнвестицииПриложение Yango.Инвестиции
 
 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

✔ Собираем инвестиционный портфель
✔ Как правильно анализировать отчетность эмитента

 
 

НАВЕРХ