ФНБ: откуда резервы растут?

ФНБ: откуда резервы растут?

Почему ЦБ и Минэк так долго спорят о судьбе резервов, что даст экономике расходование средств ФНБ и как это может повлиять на инфляцию, курс рубля и процентные ставки

Автор: Антонина Тер-Аствацатурова


В начале августа Минфин отчитался о том, что Россия накопила в Фонде национального благосостояния почти 8 трлн резервов. В ближайшие месяцы чиновники должны решить, стоит ли начинать тратить сверхдоходы. Yango.Pro спросил у известных экономистов, смогут ли деньги ФНБ оживить экономику и как это повлияет на рубль, инфляцию и ставки.


ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:

✔ Что такое ФНБ?

✔ Сколько денег в резервах?

✔ На что хотят потратить сверхдоходы?
✔ Что будет с экономикой, если распечатать ФНБ? Мнения экономистов

✔ Почему это важно?


© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

Что такое ФНБ?

Фонд национального благосостояния (ФНБ) — это финансовая «подушка безопасности», которая позволяет государству компенсировать потерю нефтегазовых доходов в случае резкого падения цен на нефть.

Фонд национального благосостояния России был сформирован 1 февраля 2008 года в результате разделения действовавшего на тот момент Стабилизационного фонда на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.

С 1 января 2018 года ФНБ и Резервный фонд были объединены в единый фонд на базе ФНБ.

Основные цели ФНБ — обеспечение софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан РФ и покрытие дефицита бюджета. Управляет Фондом национального благосостояния Минфин РФ, который каждый месяц публикует информацию о поступлении и расходовании средств из ФНБ.

Главный источник формирования Фонда национального благосостояния — нефтегазовые доходы государства. Согласно бюджетному правилу от 2017 года, в ФНБ направляются все излишки нефтегазовых доходов федерального бюджета, которые превышают «базовую цену» нефти (в 2019 году она определена на уровне $41.6 для марки Urals). Ежемесячно Минфин оценивает дополнительные нефтегазовые доходы и конвертирует их в доллары, покупая валюту у ЦБ, который, в свою очередь, приобретает ее на открытом рынке.

Согласно Бюджетному кодексу, Минфин может начать расходовать средства ФНБ, когда его ликвидная часть (депозиты и остатки средств на счетах в ЦБ) превысит порог в 7% ВВП.



Сколько денег в резервах?

В начале августа Минфин сообщил, что ликвидная часть Фонда национального благосостояния достигла 5.7% ВВП, а весь фонд за июль увеличился аж вдвое — до 7.86 трлн руб. Такой резкий рост объясняется тем, что именно в июле ведомство зачислило в ФНБ валюту, приобретенную за счет дополнительных нефтегазовых доходов 2018 года. Согласно оценкам Министерства, ликвидная часть фонда может достигнуть порогового значения 7% ВВП уже к концу 2019 года. В этом случае Минфин рассчитывает потратить из ФНБ в 2020 году 1.8 трлн, а в 2021 году — еще 4.2 трлн руб. Главная цель этой инициативы — ускорение экономического роста. В условиях отсутствия серьезных факторов экономического роста средства ФНБ могли бы подстегнуть рост ВВП.

fnb_pic1.png Источник: Минфин РФ

На что хотят потратить сверхдоходы?

Последние месяцы чиновники активно дискутируют, как потратить накопленные резервы. Прийти к единому решению властям предстоит в ближайшее время. Основных вариантов несколько. К примеру, глава Минэка Максим Орешкин еще в 2018 году предложил направлять средства ФНБ на государственные экспортные кредиты. Фактически речь идет о том, чтобы кредитовать за рубежом покупателей российской продукции.

Минфин выступает за то, чтобы разрешить часть средств вкладывать в российские инвестиционные проекты. Ведомство обещало до конца 2019 года установить критерии проектов, куда можно будет вкладывать средства Фонда.

Один из реальных претендентов на деньги государства — гигантская стройка «Газпрома» по возведению в Усть-Луге завода по производству СПГ и газохимического комплекса, выяснил на днях The Bell. Стоимость проекта оценивается в 2.3 трлн рублей, то есть в треть от всего ФНБ.

Свой вариант расходования резервов предложил и председатель ВЭБ Игорь Шувалов: он полагает, что будет правильно направить часть денег ФНБ на благоустройство около 100 российских городов.

Самая радикальная позиция у ЦБ — регулятор предлагает воздержаться от трат в принципе, увеличив порог с 7% ВВП. Центробанк опасается, что решение использовать ликвидную часть ФНБ может оказать давление на инфляцию.

Кстати, той же точки зрения придерживаются и эксперты Международного валютного фонда (МВФ). В опубликованном 2 августа докладе о состоянии российской экономики МВФ посоветовал российским властям и дальше продолжать инвестировать средства ФНБ в высококачественные иностранные активы даже после достижения ликвидной части фонда 7% ВВП, чтобы защитить ресурсы для будущих поколений и изолировать экономику от волатильности цен на нефть, а также поддерживать диверсификацию и рост ненефтяной экономики.

Что будет с экономикой, если распечатать ФНБ? Мнения экономистов

Shibanov.pngОлег Шибанов, профессор финансов РЭШ, директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ:

— Центробанк выступает за то, чтобы продолжить копить резервы. Минэк предлагает потратить эти средства на меры, стимулирующие экономику. К какой позиции склоняетесь вы?

— Здесь нужна сбалансированная позиция. Мы понимаем, что резервы в 7% ВВП не слишком велики. При этом почти очевидно, что существенное снижение спроса государства в экономике за последние 4 года повлияло как на фактический рост, так и (вероятно) на потенциальный рост. Поэтому в дальнейшем имеет смысл разделить новые возможные сверхдоходы на две части. Например, 50% можно сберегать, а 50% направлять либо на национальные проекты, либо на специфические инвестиционные нужды. Более того, есть эффективный способ вернуть средства в экономику — снижать налоги на граждан и бизнес.

— Как может повлиять на экономику и валютный курс расходование средств ФНБ, если такое решение будет принято? Удастся ли не расшатать макростабильность?

— Это зависит как от реакции Банка России, то есть от его ставок, так и от того, на какие проекты будут направлены средства. Например, если будет снижение налогов или помощь малому и среднему бизнесу, мы можем получить на выходе как увеличение роста, так и улучшение благосостояния граждан. Риски для инфляции и финансовой стабильности существуют, но существенное уменьшение потенциального роста за последние годы также создает риски для реальных доходов граждан.

— Как вы считаете, какое из предложений потратить деньги ФНБ одержит верх?

— Думаю, часть средств будет направлена в национальные проекты, а другая часть теоретически может быть использована для снижения налогов. Правда, пока до конца непонятно, насколько Минфин готов и хочет налоговых изменений.

— Как вы относитесь к инициативе использовать средства ФНБ на государственные экспортные кредиты?

— Такой подход позволяет технически не влиять или почти не влиять на инфляцию внутри экономики. При этом будут развиваться наши экспортно ориентированные компании, что часто играет крайне положительную роль для развития экономики. Но скорее всего, такое решение приведет к стабилизации или незначительному росту доходов граждан. Подобная мера может нести в себе некоторые экономические риски.

— Согласны ли вы с позицией, что активное расходование средств ФНБ внутри страны сводит на нет смысл бюджетного правила?

— В каком-то смысле да. В ситуации (как сейчас), когда профицит бюджета почти целиком используется для вложений в иностранные активы, мы фактически изолируем экономику от нефтегазовых денег выше примерно $42 за баррель. Но надо понимать, что бюджетное правило не является абсолютным. В ситуации, когда государство уже накопило достаточный, с его точки зрения, резерв для преодоления кризисов, решение об уровне отсечения для нефтяных доходов может быть и пересмотрено. Это не отменит бюджетное правило, а только передвинет границу, выше которой нефтяные доходы отсекаются от экономики.

— Удастся ли на самом деле решить проблему стимулирования экономического роста тратами средств ФНБ?

— Скорее всего, да. Здесь всегда приходится быть достаточно аккуратным, потому что мы на 100% не знаем, как российская экономика отреагирует на эти изменения. Но есть пул исследований по развивающимся странам, показывающих, что государственные расходы помогают развитию экономики. Поэтому шанс на увеличение потенциального роста и просто роста ВВП кажется очевидным.

— Есть ли с вашей точки зрения более эффективный способ вывести из депрессии российскую экономику?

— Вообще говоря, мы видим, насколько сильно сокращение присутствия государства в экономике своими инвестициями повлияло на нее за последние 5 лет. Мне кажется, что без некоторого возвращения этих средств либо за счет снижения налогов, либо за счет госрасходов экономика сама по себе сильно не разгонится. Конечно, есть необходимость привлекать иностранные инвестиции. К сожалению, за последние 5 лет они тоже существенно сократились. И опыт показывает, что в развивающихся странах государство сильно влияет на восприятие инвестиционного климата иностранными инвесторами. В частности, если государство не инвестирует, оказывается сложнее убедить иностранцев, что они должны вкладываться в нашу экономику.


Tunev.png

Виктор Тунев, экономист:

—Траты в пределах 2% ВВП в год не повлияют на макростабильность, но дьявол кроется в деталях — как будут осуществляться операции с инвалютой из ФНБ.

На мой взгляд, при текущем состоянии бюджета вопрос с использованием ФНБ будет отложен (пример с индивидуальным пенсионным капиталом показывает, что никто не готов брать ответственность и принимать решения).

К инициативе использовать средства ФНБ на государственные экспортные кредиты отношусь отрицательно. Это равнозначно бесплатной раздаче валюты российским экспортерам, которые сейчас и так имеют прекрасные конкурентные преимущества от низкого курса рубля, стоимости трудовых и энергетических ресурсов. Выгоды от этого получат иностранцы, а Россия просто потратит свои реальные и финансовые ресурсы, ничего не создав для себя. Экономически правильнее потратить средства внутри страны или на импорт. Вложения в инфраструктуру, пенсионные накопления и доходы малоимущих — лучшие способы.

Смысл бюджетного правила в том, чтобы зафиксировать определенную цену нефти для экономики и не тратить избыточные нефтегазовые доходы. Использование средств ФНБ подразумевает смещение цены отсечения вверх. Если цена отсечения останется на уровне $50–60, то бюджетное правило будет продолжать эффективно работать. Любые дополнительные расходы увеличивают ВВП. Важно, чтобы темп роста расходов имел долгосрочный характер.

2% ВВП в год — как раз то, чего недостаточно для нормального роста ВВП на уровне около 3% в год без инфляционных последствий. Иных способов вывести экономику из депрессии при нынешней политической ситуации просто нет. Если не увеличивать траты бюджета, можно рассчитывать только на снижение процентных ставок и опережающий рост частного долга. Но это чревато в будущем кризисом частного долга.

В условиях низкого роста экономики, а тем более при околонулевых темпах роста реальных располагаемых доходов населения расходы бюджета необходимо увеличивать, причем именно внутри страны. Но какие расходы, в каком размере и за счет каких источников — имеет значение для инфляции, валютного курса и других макроэкономических параметров. Пока мы слышим крайние точки зрения: 1) ничего не тратить, 2) тратить всё или половину того, что накопили сверх 7% ВВП.

Мой вариант даже не между, а совсем в ином подходе. Нужно, чтобы госрасходы повышались на 7–8% в год в течение нескольких лет, а источниками роста расходов не обязательно может быть ФНБ. Госрасходы не должны и не могут быть ограничены объемом ФНБ, валютными резервами или другими конечными финансовыми ресурсами в суверенной стране с плавающим курсом. В ближайшие два года достаточно текущих доходов бюджета, а дальше потребуется либо рост государственного долга, либо более быстрое увеличение цены отсечения по бюджетному правилу (сейчас 2% в год с уровня $40, а можно увеличивать цену нефти на 4–5% в год).

Но в любом случае необходимо будет изменить механизм реализации бюджетного правила в части покупок валюты. Сейчас Банк России покупает на открытом рынке больше валюты, чем дополнительные экспортные доходы нефтяных компаний (до ¼ налога на добычу полезных ископаемых от нефти — продажи на внутренний рынок). Увеличение расходов бюджета частично приведет к росту импорта и возможной разбалансировке валютного рынка.

В 2016–2018 годах расходы федерального бюджета показывали динамику 0–2%, а консолидированного бюджета — около 4% в год, что ниже инфляции. В 2019-м планируется увеличить расходы на 7–8%, но по результатам первого полугодия темп роста расходов опять ниже инфляции (3% по федеральному и 4% по консолидированному бюджету). Ненефтегазовые доходы бюджета растут темпом 15% в 2019 году — этого достаточно, чтобы закрыть все вопросы с ростом расходов бюджета на два года.

Почему это важно?

От того, что российские власти решат делать с деньгами ФНБ, во многом зависит, как будет себя чувствовать российская экономика — а значит, и российский финансовый рынок — в ближайшие годы.

Если чиновники примут решение тратить резервы внутри страны, то регулятору придется продавать валюту. Такие продажи поддержат рубль, он начнет укрепляться. Кроме того, появление дополнительных денег в системе повлияет на общий уровень ликвидности на рынке. В этой ситуации ЦБ может продолжить более активно снижать ставки, что хорошо для рынка облигаций и инвесторов.

Если разморозка ФНБ будет отложена, Россия продолжит накапливать резервы — это еще больше укрепит финансовую безопасность страны на случай кризисов, но очевидно лишит российскую экономику едва ли единственного шанса в сложившихся условиях подтянуть крайне слабые темпы роста.

НАВЕРХ


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

✔ Откуда берутся деньги

✔ Зачем инвестору понимать правила экономики

КОММЕНТАРИИ