LifeStream: «Мы создали уникальную бизнес-модель в индустрии облачного ТВ в России» | Yango.Инвестиции

LifeStream: «Мы создали уникальную бизнес-модель в индустрии облачного ТВ в России»

Как устроен бизнес компании LifeStream, которая придумала и развивает видеосервис «Смотрёшка», почему это растущая история на российском рынке и чем она интересна инвесторам в облигации.

Автор: Yango.Инвестиции


 

На рынок облигаций готовится выйти еще одна быстрорастущая технологическая компания из России. Владелец известного видеосервиса «Смотрёшка» — компания LifeStream — собирается предложить инвесторам свои дебютные облигации. Yango расспросил основателя и основного акционера LifeStream Александра Киселевича, как компании удалось занять уникальную нишу на отечественном рынке «облачного ТВ», в каком направлении будут в ближайшие годы развиваться российские видеоплатформы и за счет чего LifeStream растет в два раза быстрее рынка других легальных видеосервисов в России.


ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:
 

✔ О бизнес-модели
✔ О конкурентах
✔ О новом качестве ТВ
✔ О географической экспансии
✔ О перспективах роста
✔ О будущем облачного ТВ
✔ О долговой стратегии
✔ Как инвестировать в облигации «Лайфстрим»?


© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

О бизнес-модели

— Что собой представляет бизнес «ЛайфСтрим»?

«ЛайфСтрим» — это высокотехнологичная компания, развивающая платформу для современного телевидения и видео в России и ближнем зарубежье. Наш бизнес находится на стыке технологической и развлекательной индустрий.

Так, под брендом «Смотрёшка» мы предоставляем услугу современного телевидения и видео абонентам малых и средних операторов широкополосного доступа в интернет.

Для более крупных операторов фиксированной и мобильной связи, у которых от 500 тысяч абонентов и более, мы делаем White Label ТВ-сервис, который они могут также объединять с основной услугой связи и предлагать своим абонентам под своим брендом.

Сервис реализован на базе нашей собственной платформы: это единая система, состоящая из серверной части, видеоинфраструктуры и клиентских приложений для множества устройств. При этом у нас есть собственная распределенная сеть (CDN) для доставки видеосигнала конечным пользователям по всей России при минимальных затратах на интернет-трафик.

Многие операторы-партнеры напрямую подключены к этой сети и не платят за трафик, необходимый для работы ТВ-услуги, что заметно снижает их затраты и делает работу с нами более привлекательной.

Также у нас есть собственная линейка абонентских устройств, ТВ-приставок, оптимизированных под нашу услугу.

— Кто все-таки ваши конечные клиенты в такой бизнес-модели?

— Мы работаем по нескольким бизнес-моделям.

Основная бизнес-модель для нас — так называемый b2b2c-сегмент, где компания работает под собственным брендом «Смотрёшка». Это комплексное решение для операторов, которые предоставляют конечным пользователям широкополосный доступ в интернет (ШПД).

Александр Киселевич, основатель и основной акционер компании LifeStream
 
Александр Киселевич, основатель и основной акционер компании LifeStream
 

Рынок широкополосного доступа в России по итогам III квартала 2020 года, по данным аналитической компании «TMT Консалтинг», составил почти 35 млн домохозяйств. Крупнейшими операторами на нем являются такие компании, как «Ростелеком», «Эр-Телеком», МТС, «ВымпелКом», ТрансТелеком.

Но кроме этих игроков есть также большое количество независимых операторов, на которых приходится около 30% рынка ШПД в стране. Именно на этом рынке и работает наша бизнес-модель b2b2c.

Тут наша цель как поставщика услуги не только в том, чтобы дать конечному абоненту удобный развлекательный видеосервис, но и в том, чтобы предоставить качественный инструментарий оператору. Помимо прочего это маркетинговая поддержка, сопровождение продаж и специально разработанные нами финансовые программы, ориентированные на помощь оператору во всех направлениях его деятельности — привлечение и удержание абонентов, работа с оттоком, увеличение ARPU (средний доход в расчете на одного абонента — Ред.).

Основная услуга, которую такие небольшие операторы исторически предоставляли абонентам, — это доступ в Интернет. 10–15 лет назад это был очень доходный бизнес. Постепенно, с ростом конкуренции, маржинальность услуги существенно снизилась, но у операторов по-прежнему осталась лояльная абонентская база, инфраструктура, договоренности с управляющими компаниями и желание расти на очень конкурентном, перегретом телекоммуникационном рынке. Но абонентам сегодня нужен уже не просто доступ в Интернет. Именно поэтому большую долю в продажах операторов занимают пакеты услуг, где ключевая роль в виде «якорного сервиса» для удержания клиента отводится именно телевидению.

Однако предоставлять качественную услугу телевидения — совсем не тривиальная задача. Во-первых, обязательны стабильность и надежность. Когда бы человек ни включил телевизор, сервис должен работать. Вроде бы простые условия, а добиться этого не так-то просто, потому что очень много технологических факторов: качество сети, качество абонентских устройств, схема подключения и еще много вопросов, возникающих на каждом этапе в этой технологической цепочке от оператора до абонента. А поскольку телевидение самое современное, то еще добавляется поддержка разных устройств (от различных производителей), разных форматов, платформ (iOS, Android, Smart TV) и так далее.

Кроме того, нужно иметь большое количество интересного разнопланового контента. А производителям контента всегда было проще вести с операторами клиентских сервисов более или менее масштабный диалог. Разговаривать с оператором, у которого одна или даже десять тысяч абонентов, им не всегда интересно.

Мы создали сервис «Смотрёшка», который как раз и дает возможности нашим партнерам-операторам быстро и практически без затрат для них запускать второй корневой сервис в виде ТВ-услуги, привлекать и удерживать абонентов, повышая их лояльность к компании в целом.

Второе бизнес-направление компании — это b2b, или White Label. Клиентами по этой модели являются по сути такие же операторы мобильной или фиксированной связи, только более крупные. Это телеком-игроки, заинтересованные в быстром запуске видеосервиса под собственным брендом. В этом случае мы работаем по сервисной модели, предоставляя свою технологическую платформу, а контент и брендирование обеспечиваются самим оператором. Хотя есть случаи, когда мы сублицензируем контент и для таких партнеров. При этом и в такой модели мы предлагаем воспользоваться нашим опытом, наработками и экспертизой для достижения положительного результата от нашей совместной деятельности.

Если в модели b2b2c большая часть от ежемесячного чека распределяется в нашу пользу, то в b2b-модели большая часть ежемесячного платежа абонента уходит оператору. Распределение зависит от того, кто несет затраты на контент, так как эти затраты являются основными в структуре затрат видеосервисов.

Третье направление бизнеса, которое, по сути, сопровождает первые два, — это продажа ТВ-приставок абонентам операторов первых двух бизнес-моделей.

Здесь важно отметить: мы не просто брендируем, а полностью контролируем производственную цепочку и оптимизируем собственное программное обеспечение. Это дает нам преимущества перед другими вендорами и обеспечивает долгосрочные, прозрачные отношения с партнерами в части поставок оборудования.

ТВ-приставка по-прежнему остается самым дешевым способом, который позволяет превратить любой телевизор в «умный».

Несмотря на то что современная тенденция — это умные телевизоры, которые напрямую подключаются к Интернету, ТВ-приставка остается самым дешевым способом, который позволяет превратить любой телевизор в «умный». Фактически вместо старого или просто дешевого телевизора, у которого нет доступа в Интернет, вы получаете умное интерактивное устройство, соответствующее требованиям абонента. Поэтому приставки — по-прежнему востребованный продукт, и это один из путей продвижения операторов к абоненту.

— Чем ваша бизнес-модель отличается от других OTT-платформ, работающих на российском рынке?

— Если резюмировать, то в сочетании технологической мощи нашей платформы и работы в описанных выше трех бизнес-моделях и заключается наше основное отличие от других игроков на этом рынке.

Другие видеосервисы идут прежде всего от b2c-модели. Кто-то в большей степени ориентируется на контент. Например, компания START, которая в первую очередь является производителем контента и создала сервис именно для того, чтобы монетизировать свой контент. Или Okko — сервис, строго заточенный на кино. Или Netflix — специализированный, узконаправленный бизнес. В нем нет live-ТВ, кино — тоже не главное, а главное — сериальный контент. И при этом не самая дешевая по российским меркам подписка. В этом смысле они все-таки — нишевый игрок, потому что платить такие чеки может ограниченное количество людей в России.

«ЛайфСтрим» же находится в массовом сегменте классического телевидения, которое постепенно переходит от одного способа доставки телевизионного контента — через кабель или спутник — к интерактивному, по открытым сетям Интернета. Возможность доставлять тяжелый трафик — это глобальный сдвиг в индустрии. Мы как раз и помогаем осуществить этот переход от классического телесмотрения к современному, с возможностью управления эфиром, доступом одновременно к более чем 200 телеканалам и нескольким кинотеатрам.

О конкурентах

— Есть ли у вас прямые конкуренты на рынке?

— Это опять же зависит от того, о каком рынке мы говорим. Когда мы говорим про модель b2b, то тут «ЛайфСтрим» конкурирует с такими компаниями, как Huawei, Ericsson, ZTE, Kaltura. То есть речь идет именно о крупных интеграторах/вендорах, которые работают с телекоммуникационными компаниями, предоставляя им телевизионную инфраструктуру.

Это довольно тяжеловесные компании, и для операторов партнерство с такими игроками — серьезный вызов. Одно дело покупать крупное телеком-оборудование у Huawei и совсем другое — покупать у него технологичные решения для клиентского сервиса, где скорость разработки, адаптация к рыночным запросам, локализация и управление затратами очень важны.

По сравнению с такими компаниями мы намного более гибкие, быстрые и, если честно, сильнее технологически. Это не просто объяснить не погруженному в технологическую индустрию человеку, но в современном мире небольшие команды, заряженные на результат, часто добиваются гораздо более значимых результатов, чем гиганты. Неслучайно, такие клиентские сервисы, как Skype, Whatsapp, Telegram и другие, были созданы не крупными телеком-компаниями, хотя, казалось бы, они нацелены на корневой тип услуг телекомов — коммуникацию между людьми.

Что касается b2b2c-сегмента (рынка небольших и средних независимых интернет-провайдеров), то можно смело сказать, что мы, по сути, создали такую бизнес-модель в этой индустрии в России и являемся лидером и самым крупным игроком.

Динамика выручки Лайфстрим, млн руб.
 
Источник: данные компании. LTM (last twelve months) — выручка накопительным итогом за последние 12 месяцев. Данные за 4 кв. 2020 — ожидаемый факт.
 

Есть еще небольшие компании, как правило, отпочковавшиеся от какого-то оператора или интегратора. Зачастую они предлагают полулегальный контент, и, как правило, речь идет о самом базовом уровне сервиса.

Полноценного же прямого конкурента, который, как мы, закрывал бы все потребности клиентов, мне назвать сложно.

Безусловно, все мы, большие игроки и мелкие компании, глобально конкурируем за конечного абонента. И вот тут уже наши партнеры по b2b2c-модели вместе с нами конкурируют потенциально с тем же «Ростелекомом», например. На этом уровне уже идет конкуренция продуктов, технологий, цен, маркетингового позиционирования и так далее. В настоящий момент мы чувствуем себя уверенно, так как рынок огромен, мы понимаем, что нам еще расти и расти, и пока конкуренция не сильно нас беспокоит.

Что касается таких сервисов, как ivi, Megogo, Amediateka и START, то они являются скорее не конкурентами, а партнерами «ЛайфСтрим». Все названные платформы уже интегрированы в «Смотрёшку».

Постепенно рынок видеосервисов в России консолидируется вокруг 5–6 основных игроков, которые и будут биться за внимание конечного пользователя.

Очень важно подчеркнуть, что «Смотрёшка» — это именно сервис для постоянного потребления контента на основном экране, ключевой развлекательный сервис для абонента, через который у него есть доступ к ТВ-каналам и через который он может посмотреть кино, сериалы, мультфильмы от разных поставщиков.

А вот если ему нужен какой-то уникальный контент, которого нет ни на одной из этих площадок, тогда он идет, например, на Netflix, покупает доступ, смотрит какой-то сериал, потом, возможно, отключается, но у него всегда остается его основной видеосервис «Смотрёшка».

Это то, как, в общем-то, устроен и американский рынок, где у абонентов, как правило, есть один основной телевизионный сервис, но при этом может быть доступ и к Apple TV+, Netflix, Disney+ или Hulu.

Сейчас тенденция на рынке видеосервисов такова, что на одно домохозяйство в среднем приходится около 2.5+ сервисов, при этом один из них является корневым. Мы являемся как раз таким корневым сервисом.

Думаю, что постепенно рынок в России, так же как и в США, консолидируется вокруг 5–6 основных игроков, которые и будут биться за внимание конечного пользователя.

— Сколько в среднем с вами живет абонент?

— Если говорить о сервисе «Смотрёшка», то там абонентская база очень лояльная. Наши абоненты остаются с нами более 2.5–3 лет, это обычный показатель «жизни» абонента у оператора связи. В отличие от таких сервисов, как online-кинотеатры, у которых абонент в среднем живет гораздо меньше и постоянно происходят массовые переключения пользователей между серверами, с нами абонент остается надолго. Он может не смотреть ТВ каждый день, но в любом случае продолжает платить, потому что это основная услуга, которая входит в его потребительскую корзину, и ему важно иметь возможность в любой момент посмотреть то, что он хочет.

Число уникальных абонентов на платформе Лайфстрим, тыс.
 
Источник: данные компании. Указано число активных абонентов на платформе в России и прочих странах СНГ, включая trial- и freemium-абонентов по всем текущим проектам компании, данные за декабрь 2020 — предварительные.
 

«Смотрёшка» — это интерактивное телевидение и онлайн-кинотеатры для основного большого экрана. И тут наша задача как раз в том, чтобы обеспечивать стабильный, хороший уровень обслуживания и давать абонентам максимальное количество разного контента. Он не обязательно должен быть эксклюзивным, но он должен быть качественным и закрывать максимальное количество ниш и потребностей.

Для сравнения: с нашим сервисом абонент в среднем проводит 4 часа в день, тогда как в сервисах онлайн-кинотеатров — в среднем сопоставимое количество времени, но только... в месяц. Как видите, цифры отличаются на порядки, и именно поэтому сервис «Смотрёшка» можно назвать основным телевидением в домохозяйстве.

О новом качестве ТВ

— У вас нет ощущения, что чем дальше, тем чаще зритель в принципе отказывается от традиционного ТВ как такового?

— Я бы скорее сказал, что зритель постепенно отказывается от традиционного способа телесмотрения, при этом классическое ТВ или видео по запросу он продолжает смотреть даже более интенсивно, чем раньше. Об этом говорят все исследования о росте видео-трафика.

Телевидение сегодня — это не только пропаганда и агрессивные ток-шоу на политические темы.

Телевидение — это ведь не только пропаганда и агрессивные ток-шоу на политические темы. Когда у вас появляется возможность управлять контентом и смотреть его с разных устройств в любое время, то вы открываете для себя массу нового и интересного, например познавательный контент на Discovery и NatGeo, фильмы на FOX и Paramount Channel или качественные российские сериалы от START, «Газпром Медиа» или Национальной Медиа Группы.

Ценность сервиса «Смотрёшка» для абонентов как раз заключается в том, что мы позволяем войти через старый мир в новый. Абонент может просто купить «Смотрёшку» как традиционный доступ к ТВ-каналам, но когда начинает пользоваться сервисом, то оказывается, что он может смотреть ТВ на любом экране, переключаться между устройствами без ограничений, может сам управлять ТВ-эфиром, перематывать его в любом направлении, смотреть передачи из архива и кино от ведущих кинотеатров. Пользователь больше не ограничен только прямым телеэфиром. Это и есть современный видеосервис.

— Как выстраиваются ваши бизнес-взаимоотношения с поставщиками контента?

— Мы стараемся поддерживать долгосрочные взаимоотношения с правообладателями, так как контент — это именно то, ради чего конечные пользователи подключают наш сервис.

Мы приобретаем у правообладателей контент, обеспечивая надежную дистрибуцию, и монетизируем аудиторию, до которой им сложно самостоятельно дотянуться. При этом мы стараемся выстраивать очень тесное маркетинговое взаимодействие с ними, чтобы своевременно получать все необходимые материалы для активного продвижения контента и особенно новинок.

Если говорить про онлайн-кинотеатры, то в случае со «Смотрёшкой» мы для них выступаем в роли оператора: продаем конечному абоненту сервис, в котором есть как отдельные подписки на кинотеатры ivi, Megogo, Amediateka, START, так и подписка на весь телевизионный контент и кинотеатры, получаем оплату от абонентов и делимся с онлайн-кинотеатрами.

Такое партнерство выгодно всем: мы можем долго удерживать абонента, обеспечивая ему доступ к разнообразному контенту, а кинотеатры, в свою очередь, получают выход на реальных долгосрочных абонентов и экономят на издержках по привлечению новых клиентов.

Если говорить о ТВ, то тут есть разные модели сотрудничества в зависимости от канала. Какие-то из наших партнеров заинтересованы в аудитории, в этом случае они могут оплачивать услугу доведения канала до абонента, какие-то зарабатывают на лицензионной модели, тогда мы оплачиваем лицензию, если видим высокие рейтинги канала. Это устоявшаяся модель взаимодействия на рынке платного телевидения.

— Проблема пиратства сейчас актуальна для вашего бизнеса?

— В целом, сегодня ситуация обстоит намного лучше, чем раньше. Во многом благодаря сильному антипиратскому лобби со стороны тех же онлайн-кинотеатров. Конечно, на рынке по-прежнему существует какое-то количество серых сервисов, у которых есть доступ к пиратским источникам. Но это не имеет такого масштаба, как еще несколько лет назад. Честно говоря, для нас это не является большой проблемой. Скорее, это по-прежнему создает определенные сложности для производителей киноконтента, но и они тоже активно с этим борются.

Тенденция такова, что спутник и кабель теряют абонентов, а IPTV и OTT — приобретают.

Телевизионный контент в принципе довольно сложно пиратить: там нет каких-то периодических новинок, все время идет live-поток. Это в большей степени вопрос сервиса. Потребителю ведь важно, чтобы всегда был доступный сервис для отдыха. Пришел с работы уставший, сел перед телевизором, включил — и он работает. И есть качественный контент, который тебя интересует: спорт, кино, передачи или сериал.

Важна также целостность сервиса: большой выбор каналов, качество картинки, ненавязчивый рекомендательный сервис, интуитивное управление и так далее.

— Как вы делите рынок с операторами спутникового ТВ, например с «Триколором»?

— В целом, тенденция такова, что спутник и кабель теряют абонентов, а IPTV и OTT — приобретают. Это связано с тем, что люди просто хотят получать более качественный и разнообразный сервис при небольшой разнице в цене. У современного человека есть привычка платить за ТВ и он ожидает получить определенный уровень сервиса, к которому привык за годы пользования.

Это с одной стороны. А с другой — у абонента есть набор определенных пользовательских привычек, наработанных за последние годы современными технологиями: потребление контента на разных устройствах, возможность управлять сервисом (пауза/перемотка) и так далее. Однако в случае со спутниковым или кабельным ТВ он не может получить эти интерактивные возможности, ни перемотку, ни паузы, не говоря уже о более совершенных элементах, которые мы постоянно интегрируем.

Бизнес спутниковых операторов изначально был ориентирован на развитие в небольших городах и населенных пунктах с населением до 100 тыс., потому что в такие места дорого прокладывать Интернет. Единственный способ — это взять тарелку и направить ее на спутник. Поскольку страна у нас большая, то этот бизнес будет существовать и дальше, хотя проникновение ШПД с каждым годом растет.

Если речь идет о городах, где есть хороший Интернет, то там мы видим активный переток абонентов от спутниковых операторов.

О региональной экспансии

— Какова в принципе география вашего бизнеса: кроме Москвы и Питера другие регионы вам интересны?

— Москва — самый конкурентный и один из самых продвинутых рынков. С одной стороны, это осложняет задачу, с другой — нам в каком-то смысле было проще, потому что компания изначально базировалась в Москве, мы начинали свой бизнес отсюда, и первые наши отношения с операторами возникли именно на московском рынке. Поэтому Москва и Московская область, а в дальнейшем Санкт-Петербург и Ленинградская область были для нас долгое время основными рынками.

В какой-то момент мы начали активную региональную экспансию. Сегодня около 40% бизнеса приходится на Москву, Санкт Петербург и центральные регионы, остальная часть — вся Россия. Собственно, сегодня очень большая перспектива у нас как раз по развитию бизнеса в регионах.

Мы приходили в регионы путем создания инфраструктуры и партнерства с местными операторами. Для регионального развития изначально очень важно правильно выстроить инфраструктуру — так называемую распределенную сеть доставки контента (CDN), для доставки видеосигнала конечным абонентам.

У нас уже построена инфраструктура в Новосибирске, Красноярске, Краснодаре и других крупных городах — всего более 10 крупных узлов. Такая сеть и организация прямых стыков в крупных точках обмена трафика позволяет оператору не думать об операционных затратах в момент заключения договора с «ЛайфСтрим» и в процессе дальнейшего взаимодействия.

О перспективах роста

— Какова в принципе емкость этого рынка: насколько вы можете вырасти по количеству абонентов гипотетически?

— Если говорить про b2b2c-модель, то емкость рынка составляет около 10 млн домохозяйств. Мы ставим себе цель работать с максимальным количеством операторов, обслуживающих эти домохозяйства. И являясь лидером этого рынка сегодня, мы имеем основание полагать, что эта цель будет достигнута.

По модели b2b перед нами еще более обширный рынок как в России, так и за ее пределами. Рост в этом сегменте ограничен лишь нашими ресурсами, но в целом в ближайшие два-три года мы можем очень существенно вырасти по объему абонентской базы по этому бизнес-направлению.

— В чем особенность вашей текущей тарифной политики для конечного абонента? 

— В целом, мы сторонники небольшого количества тарифов — сейчас у нас четыре основных тарифа для абонентов операторов связи. Есть и дополнительные подписки для разной аудитории, сейчас около 10 таких тематических тарифов.

Для начала нам важно, чтобы человек выбрал для себя какой-то ключевой базовый тарифный план и сохранял подписку. А дальше уже наша задача — предложить ему дополнительные пакеты. Мы стремимся к тому, чтобы тематических тарифов по интересам было больше. Это важно, потому что за счет дополнительных продаж мы увеличиваем ARPU на абонента и вовлечение в услугу: таким образом абонент будет больше смотреть тот контент, который ему действительно интересен.

Мы ожидаем роста стоимости пакетов в среднем по рынку на 20–25%.

— Вы ждете, что стоимость подписки на платное ТВ в России будет снижаться или, наоборот, расти?

— В целом, на рынке платного телевидения стоимость пакетов растет. Мы ожидаем роста в среднем по рынку на 20–25%. Кроме того, непосредственно наш сервис имеет дополнительный потенциал роста по среднему чеку. Это связано с тем, что мы выходили на рынок довольно агрессивно, при этом максимально старались учесть интересы наших партнеров в модели b2b2c и чувствительность абонентов к стоимости услуг.

В этом году средний чек уже вырос примерно на 5–10%. Мы видим, что рост более чем на 20% обоснован рыночными тенденциями, и предлагаем нашим партнерам технические и маркетинговые решения, которые позволят реализовать потенциал роста доходов оператора от продаж дополнительных, тематических тарифов, о которых я упомянул выше.


 
 

О будущем облачного ТВ

— С учетом того что емкость рынка все-таки конечна, как вы считаете, в каком направлении дальше будут развиваться облачное ТВ и OTT?

— Наша сильная сторона в том, что мы изначально начали развиваться как мультисервис, объединяющий множество поставщиков контента на одной площадке. Благодаря этому сегодня мы можем довольно быстро добавлять на платформу новых поставщиков и удовлетворять постоянно растущие требования абонентов.

А контент — это ведь фактически необъятный океан. В перспективе можно добавлять на платформу пользовательский контент, можно грамотно интегрировать в основной сервис, скажем, YouTube, потому что на большом экране он пока еще недостаточно качественно представлен, а внутри сервиса можно организовать удобное пользование для абонента.

Кроме того, ключевая идея заключается в интерактивности видеосервиса и в возможностях постоянно улучшать удобство пользования. Мы ведь собираем огромное количество метаданных, на основании которых строим интересный и подробный портрет абонента (иногда более точный, чем это делают сервисы, анализирующие поведение пользователей в Интернете). Используя эти данные, мы получаем возможность анализировать удовлетворенность качеством навигации и общим удобством пользования сервисом.

Дальше у нас открывается большой потенциал для работы с абонентской базой и развитие за счет big data: фактически наш сервис уже сейчас интересен пользователю 3–4 часа в сутки, при этом он еще и эмоционально очень вовлечен — болеет за любимую команду, переживает за героев фильма/сериала и так далее. А за счет того что это интерактивный сервис, вы можете активно взаимодействовать с пользователем все это время так или иначе.

Можно внедрять на платформе различные социальные элементы — организовывать совместные просмотры, социально группировать пользователей вокруг какого-то контента на основе их пользовательского портрета, внедрять интерактивное голосование и так далее.

Пока у нас нет задачи по развитию и монетизации дополнительных функций платформы. Сейчас наша цель — активно расти, давать качественный сервис и сохранять стабильность, высокое качество и актуальность для абонента. В целом же, потенциал получения дополнительных возможностей монетизации огромен.

Другое дело, что пока мы стараемся не распыляться, потому что нам кажется важным быть сфокусированными, и мы все же считаем, что основная задача — это удобство пользования, чтобы потребности абонента в навигации, вызове контента или управлении им были реализованы максимально простым и естественным образом.

О долговой стратегии

— Почему компания приняла решение сейчас размещать облигации — каковы цели выпуска?

— Средства нам нужны в первую очередь на продуктовое развитие. Нам также важно увеличивать маркетинговые расходы, поскольку мы хотим расти еще быстрее. Кроме того, нас всегда сдерживал оборотный капитал. Правда, сейчас мы эту проблему решили за счет банковского финансирования, поэтому выпуском облигаций мы продолжим финансирование развития как в продукте, так и в продажах по всем бизнес-направлениям.

Наша история очень интересна именно для долговых инвесторов, так как это бизнес, который генерирует очень стабильный и надежный денежный поток

В целом, наша история, на мой взгляд, очень интересна именно для долговых инвесторов, в силу того что это по сути бизнес, который генерирует очень стабильный и надежный денежный поток. В отличие от бизнес-моделей, где огромные вложения в маркетинг и при этом крайне текучая абонентская база, от состояния которой зависит прогноз по росту выручки, наша бизнес-модель b2b2c, предполагающая партнерство с операторами, как раз обеспечивает более надежный и прогнозируемый денежный поток от долгосрочных лояльных абонентов. Если при этом компания соблюдает адекватный левередж и не залезает слишком глубоко в долговой карман, это становится очень перспективной инвестиционной идеей для долговых инвесторов.

Показатель долг/EBITDA Лайфстрим
 
Источник: данные компании
 

— Каковы планы «ЛайфСтрим» по развитию бизнеса на ближайшие годы?

— Если говорить о планах на ближайшую перспективу, то это активный рост в основных бизнес-моделях по количеству абонентов и по ARPU, постоянное улучшение продукта, инвестиции в его развитие, а также улучшение контентного наполнения.

Если говорить о каких-то новых планах, то мы бы хотели попробовать реализовать проект за пределами СНГ. Сейчас у нас есть потенциальный партнер, который хотел бы запустить проект на нашей платформе на азиатском рынке. Если он удастся, то, возможно, мы этот опыт начнем тиражировать, потому что спрос на нашу платформу в мире явно есть. Но в целом мы пока очень осторожно относимся к идее международной экспансии, потому что понимаем, что мы — небольшая компания и при этом мы очень активно растем. Этим нужно очень аккуратно управлять.

 

Как инвестировать
в облигации «Лайфстрим»?


 

Скачайте приложение Yango на смартфон, зайдите в раздел «Идеи» и выберите подходящие бумаги.

Каждый месяц наши эксперты предлагают новые интересные инвестиционные идеи в облигациях, с доходностью от 6 до 15% годовых и разными сроками погашения.

Проценты по облигациям начисляются каждый день с момента покупки. Облигацию можно продать по рыночной цене в любой момент, накопленные проценты остаются у вас.

 

Скачайте приложение Yango

 
Приложение Yango.ИнвестицииПриложение Yango.Инвестиции
 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

✔ Анализируй это: ищем потенциал у компаний
✔ Как правильно анализировать отчетность эмитента

 

НАВЕРХ