Облигации банков: за и против

Облигации банков: за и против

Что происходит с банковским сектором в России, зачем банки активно размещают облигации и что нужно знать о банковских рисках, если вы собрались купить банковские бонды

Автор: Yango.Pro


За 8 месяцев текущего года российские частные инвесторы вложили в облигации банков на первичном рынке почти 340 млрд руб. Это рекордная сумма за последние четыре года. Разбираемся, как обстоят дела в банковском секторе сегодня, как поменяется бизнес-модель банков из-за изменений в правилах выдачи потребкредитов, зачем банки так активно привлекают «физиков» к покупке собственных бумаг и что надо учитывать, если вы решили взять на себя банковский риск.


ЧИТАЙТЕ В СТАТЬЕ:

✔ Что происходит в банковском секторе?

✔ Новые правила выдачи кредитов: что изменилось?

✔ Зачем банкам облигации?
✔ Как анализировать банковские риски и что учитывать, покупая банковские бонды – мнение аналитика


© При использовании материалов сайта и цитировании — ссылка с URL-адресом обязательна

Сколько банков останется в России?

За последние пять лет число действующих банков в России сократилось вдвое. Еще в начале прошлого года на российском рынке работал 561 банк, а на начало текущего года число банков, имеющих лицензию, уменьшилось уже до 484, посчитали в аналитическом центре НАФИ.

Таков результат масштабной зачистки в российской банковской системе, начатой Центробанком в 2014 году.

banki_pic1.pngИсточники: ЦБ, НАФИ. *По данным на 1 янв.  


По данным аналитического обзора рейтингового агентства НКР, с начала 2019 года с российского рынка ушел еще 31 банк, причем 11 из них были ликвидированы добровольно, без надзорных действий со стороны ЦБ. В 2018 году по собственной инициативе сдали лицензии 18 кредитных организаций (в основном это небольшие региональные банки, решившие сдаться, не дожидаясь предписания ЦБ).

Если до конца года резкого роста числа отзывов лицензий или ликвидации банков не произойдет, можно будет констатировать, что темпы сокращения количества банков в России значительно снизились, считают в НАФИ.

Еще весной первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин заявлял журналистам, что процесс очищения банковской системы РФ, по его мнению, практически завершен и новых крупных санаций Банк России не ожидает.

banki_pic2.pngИсточники: ЦБ, НАФИ. *По данным на окт. 2019 г. 

Пик громких банковских санаций пришелся на 2016–2018 годы. В мае 2017 года был принят закон о создании Фонда консолидации банковского сектора — нового надзорного органа, через который Банк России самостоятельно, минуя посредников, проводит санацию проблемных банков.

Первым крупным банком, прошедшим санацию по новой схеме, стал банк «ФК Открытие». Затем через ту же процедуру прошли печально известные Бинбанк, Промсвязьбанк, ТРАСТ, Азиатско-Тихоокеанский Банк и другие.

По оценкам Fitch Ratings, расходы Банка России на расчистку банковского сектора с 2013 года составили более $70 млрд, в ближайшие два-три года на это может быть потрачено еще $10 млрд.

Это означает, что, несмотря на снижение темпов отзыва лицензий, в процессе дорасчистки банковской системы с рынка может уйти еще довольно большое количество игроков. Аналитики рейтингового агентства «Эксперт РА», например, прогнозировали отзыв лицензий у 45 банков в период с 1 июля 2019 года до 1 июля 2020 года.

Перспективы банковского сектора: чего ждать?

В конце октября рейтинговое агентство Moody’s опубликовало свежий доклад о состоянии и перспективах банковской системы в России, изменив свой прогноз по отрасли с позитивного на стабильный. Основная проблема банков, которая будет сдерживать улучшения в течение следующих 12–18 месяцев, — вялый экономический рост в стране, констатировали аналитики агентства.

— Россия по-прежнему сталкивается с рядом экономических проблем, и это одна из причин, почему мы снизили наш прогноз роста реального ВВП страны до 1.2% с 1.6% в 2019 году, — сказала Ольга Ульянова, старший кредитный менеджер в Moody’s. — На 2020 год потенциал роста тоже остается крайне слабым, около 1.5%. Несмотря на это, операционную среду для банков будут поддерживать адаптивная денежно-кредитная политика, относительно стабильный обменный курс и рост государственных расходов.

Долю проблемных кредитов банков в системе на ближайшие полтора года Moody’s оценивает на уровне чуть ниже 10%. Большая доля унаследованных банками проблем, которые возникли в период экономического спада 2014–2016 годов (в основном в корпоративном секторе), по-прежнему останется на балансе банков. При этом затраты на покрытие проблемных кредитов будут стабильными, поскольку они хорошо покрываются резервами на возможные потери.

С тем, что банковская отрасль в целом находится в стабильном состоянии, соглашаются и аналитики АКРА. Динамика активов банков поддерживается ростом кредитования населения. Качество активов останется стабильным в большинстве сегментов кредитования. А ситуация с ликвидностью и капиталом в отрасли вполне комфортная.

Активы банков в принципе стабильно росли с 2017 года, посчитали в НАФИ. К примеру, за год с 1 января 2018 года активы и, соответственно, пассивы в секторе выросли на 8892 млрд руб. Объем кредитов в пассивах банков увеличился на 22% за год и достиг 14 872 млрд руб. к началу 2019 года. Объем привлеченных вкладов физлиц за этот период увеличился на 10%.

Вместе с тем существенно выросла и доля государства в банковском секторе за последние годы. По результатам первого полугодия под контролем государства находилось 73% активов на банковском рынке. С одной стороны, это означает, что в России стало больше банков, которые могут рассчитывать на приоритетную поддержку государства. С другой стороны, экономика и регулирование сокращают пространство для развития малых и средних банков, которые активно теряют свои позиции, подчеркнули аналитики АКРА.

banki_pic3.pngИсточники: ЦБ, АКРА

Как зарабатывают банки

В 2018 году банки заработали 1.34 трлн рублей чистой прибыли. Это в 1.7 раза больше, чем в 2017 году (тогда сектор показал гораздо меньшую прибыль из-за историй с санациями крупных банков). Наименьший объем прибыли банковский сектор показал в 2015 году, наибольший — по итогам 2018 года. При этом основную долю прибыли в отрасли заработали пять крупнейших по объемам активов банков.

Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что ожидает в этом году прибыль сектора на уровне не ниже 2018 года.

Лидером по объему прибыли за 2018 год безоговорочно стал Сбербанк, его прибыль (811 млрд рублей) превышает совокупную прибыль всех остальных банков из топ-50 (701 млрд рублей), посчитали в НАФИ.

table1_banki.pngИсточник: НАФИ 


Исторически в структуре доходов российских банков доминировал корпоративный сектор. По подсчетам McKinsey, он приносит кредитным организациям около 55% дохода. Из них на малый и средний бизнес приходится 15%.

В то же время бум ипотеки и беззалогового кредитования в сочетании с медленным ростом и падением маржи корпоративного кредитования существенно увеличили долю розницы в доходах банков за последние годы. В годовом исчислении она принесет банкам почти половину доходов, рассказали «Ведомостям» аналитики консалтинговой компании McKinsey.

За шесть месяцев доля доходов банковского сектора от работы с розницей составила около 45%, или 2 трлн рублей. Этот показатель уверенно растет: в 2017 году он составлял 40%, а в 2018-м — 43%.

По сути, российский банковский рынок только-только вернулся по доле розницы к уровню 2014 года (в 2015 году из-за сжатия беззалогового кредитования розница провалилась примерно до 30%). Таким образом, фактически бизнес-модель банков до сих пор была заточена под кредитование со значимым перекосом на его высокомаржинальные виды. Это и есть та самая кредитная игла, предупреждают аналитики McKinsey.

Новые правила выдачи кредитов: что изменилось для банков?

Между тем с начала октября в России вступили в силу новые правила выдачи кредитов, с помощью которых регулятор хочет ограничить возможности банков в наращивании розничных портфелей.

Главное новшество для банков, которые занимаются выдачей потребкредитов в РФ, — введение понятия предельной долговой нагрузки (ПДН) клиента. Она высчитывается как соотношение ежемесячных платежей по кредиту к ежемесячному доходу заемщика. В случае, если клиент банка имеет несколько кредитов и более 50% своего дохода тратит на погашение долгов, в новом займе ему скорее всего откажут.

Дело в том, что банкам станет невыгодно иметь клиентов с высокой ПДН: чем выше показатель ПДН, тем больше средств банк обязан будет резервировать под таких клиентов на своих счетах.

Ранее на коэффициент риска для потребительских кредитов влияла только одна метрика — ПСК (полная стоимость кредита). Это отражалось на нормативах достаточности капитала через RWA (активы, взвешенные по уровню риска), объясняли аналитики Газпромбанка.

Новые правила обязывают банки рассчитывать показатель долговой нагрузки для каждого заемщика, и если он превышает 50%, то к действующим коэффициентам риска будет добавлено 10–100 п. п. Таким образом ЦБ рассчитывает сдержать неконтролируемый рост рынка необеспеченных розничных кредитов. Он, кстати, уже снижается (с 23.8% г/г на 1 мая до 21.1% на 1 сентября 2019 года), а в результате внедрения новых мер этот сегмент может замедлиться еще больше.

В Газпромбанке ожидают, что этот показатель опустится до уровня примерно 16% г/г на горизонте года. Основным драйвером замедления должны стать потребительские ссуды, темпы роста которых, по прогнозам, снизятся с 24.4% г/г на 1 августа 2019 года до 17%.

Какие последствия

Новое регулирование заставит банки снова переориентироваться на корпоративный сектор. По прогнозам Газпромбанка, рост корпоративных кредитов ускорится примерно на 4 п. п. Чистый дополнительный рост совокупного кредитного портфеля составит около 600 млрд руб. (12% от текущего профицита рублевой ликвидности) на горизонте 12 месяцев.

Кроме того, сдвиг от высокомаржинальных продуктов в рознице в пользу более значительных по объему кредитов в корпоративном сегменте будет иметь положительный эффект на среднюю чистую процентную маржу сектора (около 5 б. п., по оценкам Газпромбанка).

В долгосрочной перспективе это позитивно скажется на рентабельности и, как следствие, на дивидендах банков с активной дивидендной политикой (таких как Сбербанк и ВТБ, например).

Еще один плюс перехода от розничного риска к корпоративному (который сам по себе менее капиталоемкий) — положительный эффект на коэффициент Н1.0 для банков, то есть регуляторные нормативы капитала.

Зачем банкам облигации?

Хотя основным источником ресурсов для банковского бизнеса традиционно были депозиты (они доминируют в структуре фондирования и сейчас), банки всегда были активными заемщиками и на рынке облигаций. С начала года они привлекли на рублевом рынке, по данным Cbonds, почти 593 млрд руб. (без учета субординированных бондов, краткосрочных инструментов и инвестиционных облигаций).

banki_pic4.pngИсточник: Cbonds. *Без учета субординированных бондов, инвестиционных облигаций и краткосрочных бумаг. 

При этом в последние годы банки не только продолжают активно выпускать облигации, но и усердно диверсифицируют инвесторскую базу, все чаще предлагая свои бумаги не только и не столько институциональным инвесторам, но и розничным покупателям — физлицам.

В свое время выпуски народных облигаций, ориентированные именно на физлиц, выпускали Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк. Об аналогичных планах заявляли Росбанк, Газпромбанк, банк «Открытие», Альфа-Банк.

Кстати, в отличие от Минфина с его народными ОФЗ-н, банки предлагали физлицам классические рыночные инструменты — фактически обычные биржевые облигации, которые можно реализовать на вторичных торгах по рыночной цене. Плюс еще и в том, что такие бумаги, как и обычные классические бонды, физлица могут покупать на индивидуальные инвестиционные счета, повышая доходность своих инвестиций за счет получения налогового вычета на взнос.

По данным Мосбиржи, за 8 месяцев текущего года «физики» купили на первичных размещениях облигации банков на 338 млрд руб. В облигации корпораций частные инвесторы вложили, мягко говоря, более скромную сумму — лишь 20 млрд руб.

banki_pic6.pngИсточник: Московская Биржа

Стремление банков активнее привлекать розничных клиентов к покупке своих же облигаций — вполне логичный шаг в нынешней конъюнктуре: ставки по депозитам продолжают снижаться вместе с ключевой ставкой ЦБ, а значит, привлекательность вкладов для физлиц будет падать. В то же время банкам нужны ресурсы для реализации своих планов по росту кредитных портфелей. Выпуск облигаций и продажа их в розницу как раз и могут обеспечить этот рост и диверсификацию ресурсной базы.

Кроме того, хотя ставки по вкладам в целом ниже, чем по бондам, депозиты все же обходятся банкам дороже, так как они обязаны делать отчисления в фонд обязательного страхования вкладов (ФОСВ) в размере до 0.15% от портфеля вкладов за квартал. Кроме того, банки обязаны соблюдать норматив обязательных резервов по рублевым депозитам. Депозиты физлиц обязательны к резервированию в ЦБ, в то время как облигации не включаются в состав резервируемых обязательств (если они имеют срок погашения не менее трех лет и не предполагают досрочного погашения).

Как анализировать банковские риски и что учитывать, покупая банковские бонды

fedorov.plus.pngЕгор Федоров, старший кредитный аналитик, ING Bank  

— Зачем банки занимают на рынке облигаций?

— Есть две основные причины: диверсификация источников привлечения средств и диверсификация источников капитала. Для банков основные источники привлечения средств — это депозиты, краткосрочные межбанковские кредиты и РЕПО, инструменты центрального банка и РЕПО и долгосрочные кредиты и облигации.

Что касается капитала, то есть специальный тип банковских облигаций, которые позволяют повысить различные уровни регуляторного капитала. Речь идет о субординированных облигациях, или субордах, как их часто называют. Они могут быть первого и второго уровня.

— Насколько банки — интересный сегмент заемщиков с точки зрения соотношения риск/доходность сейчас?

— Как правило, старшие выпуски облигаций банков (те, что идут на фондирование, пополнение ликвидности, а не в капитал) сравнивают с тремя альтернативами: 1) ставками по депозитам в банках (они у нас безрисковые, если сумма вклада не превышает 1.4 млн руб.), 2) суверенными облигациямиоблигациями Минфина или ОФЗ, которые считаются самым надежным финансовым инструментом с точки зрения кредитного риска, 3) облигациями корпораций нефинансового сектора.

По сравнению с депозитами у банковских облигаций есть кредитный риск и риск изменения цены в результате изменения процентных ставок (процентный риск). По сравнению с ОФЗ — более высокий кредитный риск. Если сравнивать банковские облигации с корпоративными бондами компаний из нефинансового сектора, то они в целом имеют схожие характеристики риска — кредитного и процентного.

В октябре 2019 года, согласно статистике ЦБ, ставки по депозитам в рублях до года находились в районе чуть выше 5.0%, свыше года — около 6.5%. При этом ключевая ставка Банка России после очередного снижения в октябре была установлена на уровне 6.5%. ЦБ следит за целевым уровнем инфляции; ожидается, что она стабилизируется на уровне 4.0% (сейчас около 3.8% год к году).

Таргетируя инфляцию на уровне 4.0%, ЦБ старается держать нейтральную процентную ставку, или такую реальную процентную ставку, при которой обеспечивается достижение целевого ориентира инфляции, на уровне 2–3%. Мы сейчас у верхних границ ее коридора, но скорее всего, по прогнозам экономистов, мы увидим уровень 6.0% уже в первом полугодии 2020 года. Это хорошо для облигаций, так как при снижении процентных ставок доходности бумаг снижаются (соответственно, цены растут), и плохо для депозитов — так как ставки по депозитам просто будут снижаться и дальше.

В настоящий момент выпуски рублевых облигаций банков с рейтингом BB (по шкале S&P или других агентств) торгуются с доходностью на уровне 6.8–7.5% годовых на сроке 1–3 года. Это облигации Альфа-Банка, Совкомбанка, Газпромбанка, РСХБ, ВТБ. Облигации нефинансовых заемщиков с таким же рейтингом торгуются в диапазоне от 6.8% до 8.0% на том же сроке. То есть в этом сегменте можно найти что-то поинтереснее. Доходность суверенных бондов на том же сроке составляет 6–6.1% годовых. Доходность 15-летних ОФЗ — 6.7% годовых.

banki_pic5.pngИсточники: Cbonds, Rusbonds

К сожалению, срок большинства старших банковских облигаций не превышает трех лет, и сейчас почти нет возможности сыграть на снижении ставок. Впрочем, потенциал суверенных бумаг в этом плане также ограничен, так как цикл снижения процентных ставок скорее всего будет завершен в 2020 году.

Вывод в целом такой: сейчас банковские бонды интереснее, чем ставки по депозитам и госбумагам, но они гораздо рискованнее.

— Как частному инвестору стоит относиться в текущих условиях к облигациям банков?

— Как к обычным финансовым инструментам. Нужно сопоставлять доходность и риски. Что касается банковского сектора в целом, то, думаю, инвестиции в него являются несколько более рискованными, чем инвестиции в облигации компаний реального сектора.

— Когда стоит, а когда точно не стоит покупать облигации банка?

— Думаю, подход такой же, как и в случае с депозитами. Не нужно гнаться за доходностью, так как она прежде всего свидетельствует о высоких рисках.

— Как понять, надежны ли облигации банка? Как анализировать банковские риски, и что нужно учитывать, покупая банковские облигации?

— Если не углубляться в кухню финансового анализа, можно ограничиться несколькими ключевыми факторами при оценке банковского риска. Во-первых, это размер банка. Смотрите в первую очередь на объем его активов и капитал. Кроме того, стоит обратить внимание на размер портфеля кредитов физлиц и юрлиц, а также объем депозитов физических и юридических лиц.

Есть банки, которые очень консервативно подходят к оценке риска. А есть агрессивно растущие финансовые институты. Если банк очень быстро растет, это значит, что у него очень агрессивная стратегия. Есть большая вероятность столкнуться с проблемами, когда что-то пойдет не так: например, акционеры и менеджмент, которые были эффективны ранее, могут банально не справиться с проблемами роста.

Поэтому второй важный фактор, когда вы анализируете банк как эмитента, — структура его акционеров. Прежде всего нужно разобраться, принадлежит банк государству или это частный бизнес.

Кроме того, обязательно смотрите на рейтинги эмитента, а также на тип облигаций, которые предлагает банк (старшие или субординированные бумаги).

Покупая банковские бумаги, нужно помнить, что банки — весьма специфическая отрасль. Парадокс в том, что, несмотря на всю поднадзорность и транспарентность, прогнозировать риски банка инвестору гораздо сложнее, чем риски компаний реального сектора.

Безусловно, банки являются системно значимыми, заметными игроками и в случае кризиса с высокой долей вероятности получат поддержку регулятора. Впрочем, мы помним историю второй половины 2017 года, когда в критическом состоянии оказались очень крупные частные финансовые институты («Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк). Так что иногда и размер банка не является надежной защитой от кредитного риска.

Госбанки с большей вероятностью могут быть поддержаны государством, поэтому риски для их старших выпусков облигаций ниже, чем риски облигаций частных банков. Но и тут есть риск, что, если помощь такому игроку все же потребуется, она может подоспеть не столь своевременно, как хотелось бы.



В целом, на мой взгляд, старшие облигации 30 крупнейших частных банков с предынвестиционным рейтингом (BB и выше по шкале S&P или аналогичные им рейтинги от других международных агентств) представляют собой довольно умеренный риск.

У субординированных облигаций банков, которые пополняют капитал 2-го или 1-го уровня, риски существенно выше. В случае если у банка будет не хватать капитала (вследствие убытков или других событий, например получения помощи от Фонда консолидации банковского сектора — структуры Банка России), банк может законно списать облигации в капитал и не выплачивать как проценты, так и сумму основного долга. Кроме того, цена таких инструментов крайне чувствительна к любым новостям по банку и сектору в целом, в этом плане суборды иногда ведут себя как акции: их цены могут резко расти или падать при малейшем изменении новостного фона.

В заключение я хотел бы сказать, что облигации банков — это довольно рискованный инструмент и работать с ним нужно, понимая все риски. Мое собственное предпочтение — отдавать облигациям банков не более 15% портфеля облигаций. Субординированные облигации — крайне рискованный, хоть и весьма интересный инструмент с точки зрения потенциальной доходности. Но работать с ним должны профессиональные инвесторы, отлично разбирающиеся как в специфике инструментов, так и в банковских рисках.

Самое главное

  • Благодаря расчистке банковской отрасли за пять лет число банков в России сократилось в два раза. В ЦБ практически уверены, что масштабных отзывов лицензий (как это было два года назад) уже ждать не стоит. Крупные рейтинговые агентства считают, что ситуация в российских банках в целом вполне стабильна: их капитал и активы растут, уровень проблемных кредитов не внушает серьезных опасений, а объем ликвидности в системе вполне комфортный.
  • В октябре для банков заработали новые правила выдачи кредитов в рознице. Теперь им станет невыгодно иметь клиентов с высокой предельной долговой нагрузкой (ПДН): чем выше показатель ПДН, тем больше средств банк обязан будет резервировать под таких клиентов на своих счетах. Так ЦБ борется с неконтролируемым ростом рынка необеспеченных потребкредитов. Это должно заставить банки переориентироваться с высокомаржинальной розницы на корпоративный сектор.
  • В этом году банки уже заняли на рынке облигаций почти 685 млрд руб. Покупателями этих бумаг все чаще становятся частные инвесторы, которым банки активно предлагают облигации в качестве более доходной альтернативы депозитам. В этом году «физики» вложили в банковские облигации на первичных размещениях рекордную сумму.
  • Собираясь инвестировать в банковский долг, стоит в первую очередь обращать внимание на размер банка (его капитал, активы, размер кредитного и депозитного портфеля), структуру акционеров, рейтинги эмитента и тип бумаг, которые выпускает банк.
  • Самый рискованный тип инструментов банков — субординированные облигации. Если у банка возникнут проблемы, он сможет законно списать такие облигации в капитал и не выплачивать держателям проценты и сумму основного долга. В конце июля прошлого года Банк России даже подготовил проект нормативного документа, который запрещает неквалифицированным инвесторам совершать сделки с субординированными облигациями и деривативами на них.

НАВЕРХ


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

✔ Как правильно анализировать отчетность эмитента

✔ Три лайфхака, как увеличить доходность портфеля облигаций с помощью купона

КОММЕНТАРИИ